У журналистов – беженцев из Африки мало шансов найти работу по профессии во Франции

Автор Kpénahi Traoré
Apr 21, 2021 в Разнообразие
Les toits de Paris, dans le froid de l'hiver

Журналисты – беженцы из стран Африки приезжают во Францию, надеясь, что этот шаг даст им доступ к более широким возможностям. Вместо этого им часто, вдобавок к культурным и языковым сложностям, приходится иметь дело и с трудностями профессионального характера.

Большинство приехавших во Францию журналистов сталкиваются с тем, что культура медиа в этой стране отличается от того, к чему они привыкли. Им приходится осваивать новые профессиональные навыки и инструменты, необходимые для работы в печатных, вещательных и онлайн-СМИ.

"Во Франции от журналистов все больше и больше требуется умение решать много задач одновременно. Они должны уметь делать все. Спектр необходимых навыков все расширяется, а значит, часто возникают пробелы. Некоторым журналистам удается найти для себя место, но это, скорее, редкость, – говорит Дарлин Котьер – директор Дома журналистов (Maison des journalistes), организации, которая помогает оказавшимся во Франции беженцам – профессионалам медиаиндустрии. – Иногда людям кажется, что если они поедут в другую страну, например, во Францию, то им будет легко найти там работу. Но зачастую это очень трудно – некоторых останавливает языковой барьер, кроме того, журналистика – это очень закрытый сектор: вакансий в этой области довольно мало".

Оставляя журналистику

Гвинейский журналист Альфа Каба приехал во Францию в 2016-м, пройдя через "ливийский ад", как он описывает этот период в своей книге "Путешествие до самого дна ливийского ада". 

Каба мечтал продолжить работать в журналистике вдали от родной Гвинеи, но его ждало разочарование. "Я удивился, когда понял, что во Франции трудно выживать, не говоря уже о том, чтобы найти в этой стране работу журналиста. Как правило, мне указывают на мой африканский акцент. Я встречал немало СМИ, в которых мне говорили одно и то же", – рассказывает он.

[Читайте также: Tips for reporting on migration during the pandemic]

 

Сейчас Каба работает охранником во Французском бюро иммиграции и интеграции в городе Бордо на юго-западе страны. Работа, которую он получил после нескольких недель обучения, дает его жизни стабильность. "Я работал на складе, но мне это совсем не нравилось. Три месяца я был в строительном бизнесе, но бросил, поняв, что это не для меня. В итоге я выбрал работу в охране, потому что мне нужно оплачивать счета", – говорит он.

Чтобы не терять связь с журналистикой, Каба работает волонтером на La clef des ondes – местном некоммерческом радио в Бордо. Каждую субботу он ведет посвященную Африке программу L'Afrique en question, которую он назвал так же, как и радиопрограмму, которую он вел у себя дома, в Гвинее. Он хотел бы иметь возможность "свободно вернуться в Гвинею и продолжить заниматься там журналистикой".

Далеко не единичный случай

История Кабы – не единичный случай: многие африканские журналисты сталкиваются с огромными трудностями, пытаясь найти работу в новостной индустрии во Франции. Другие совсем отказываются от попыток продолжить свою карьеру в журналистике.

Журналистка из Бурунди Дайан Акизимана семь лет назад оказалась в положении политической беженки во Франции. Она приехала на месячную стажировку в Центр подготовки журналистов (Centre de formation des journalistes (CFPJ), но за этот месяц политическая ситуация в Бурунди резко ухудшилась. Она приняла трудное решение остаться во Франции, вдали от мужа и троих детей, которые приехали к ней только спустя несколько лет.

Акизимана была бебиситтером и брала временную работу, чтобы сводить концы с концами. Сейчас она работает в организации Красный Крест, курируя несовершеннолетних иностранцев, прибывающих в страну без сопровождения взрослых.

"Честно говоря, я делаю эту работу, только чтобы продержаться. Я не буду вас обманывать: журналистика – очень закрытый мир, туда очень сложно попасть, – говорит она. – Я написала несколько статей и провела несколько интервью для Дома журналистов, но я не верю и никогда не верила, что меня в этот мир допустят. Для политических беженцев сделать это очень сложно. Я не училась во Франции, я не француженка и я чувствую, что меня не включат в этот круг".

[Читайте также: Базирующаяся в Того медиаорганизация ставит на первое место освещение тем экологии]

Дом журналистов

Акизимане повезло, ее направили в Дом журналистов, где она провела год. "Благодаря службам, оказывающим неотложную медицинскую помощь, я смогла провести два или три месяца в разных отелях. Но когда я переехала в Дом журналистов, я в первый раз почувствовала, что моя ситуация стабилизировалась", – сказала она.

Основанный в 2002 году Дом журналистов предлагает беженцам – профессионалам в сфере медиа проживание, социальную и юридическую помощь, а также административную поддержку. Журналисты, живущие в этом месте, также могут продолжать заниматься своей профессией и писать статьи для веб-сайта этой организации – L'œil de la Maison des journalistes.

С момента основания через Дом журналистов прошли более 400 журналистов из 70 стран. 42% из них – выходцы из стран Ближнего Востока, 28% – из стран Африки, расположенных к югу от Сахары, и 30% – из Азии, Северной Африки и стран Карибского бассейна.

К сожалению, статистические данные о количестве журналистов, оставивших новостную индустрию, противоречивы, поэтому невозможно нарисовать полную картину происходящего.

Хотя эти журналисты могут от случая к случаю заниматься фрилансингом, зарабатывать этим на жизнь очень сложно – и не всем журналистам посчастливилось получить поддержку такой организации, как Дом журналистов.


Кпенахи Траоре – журналистка из Буркина-Фасо, работающая на французской международной общественной радиостанции (RFI). Она окончила Высшую школу журналистики (ESJ) в Лилле и была главным редактором RFI Mandenkan. Траоре также автор подкаста Bas les pattes, посвященного месту женщин в африканских обществах в эпоху #Metoo.

Фото: lina-silivanova, лицензия CC сайта Unsplash.