Карам аль-Мазри – сирийский фотограф, рассказавший миру о войне в своей стране

АвторAlanna Dvorak
Nov 13 в Мультимедийная журналистика

Карам аль-Мазри не собирался стать журналистом.

В 2011 году он жил в Алеппо и учился на втором курсе, когда в Сирии начались протесты, завершившиеся революциями в Египте и Тунисе. Он снимал на сотовый телефон фотографии и видео демонстраций против режима Башара аль-Асада. Когда конфликт превратился в гражданскую войну, аль-Мазри продолжал свою работу, документируя вспыхнувшее в городе насилие. Он приобрел более профессиональное оборудование и в 2013 году стал профессиональным фотографом, начав работать фрилансером для Агентства Франс-Пресс (АФП).

Сделанные им для Франс-Пресс фотографии разошлись по всему миру, их публиковали The New York Times, журнал Time, The Washington Post и другие издания. Его работы получили высокую оценку: Time включил эти фотографии в свою подборку "Десять лучших фотографий года – 2016", аль-Мазри был удостоен гран-при конкурса для фотожурналистов, организованного Varenne Foundation, и получил третье место в фотоконкурсе Istanbul Photo Awards – 2016.

Но награды дались тяжелой ценой. Аль-Мазри не только пришлось увидеть, как разрушают его любимый город, он пережил личную трагедию и страдания.

В апреле 2011 года правительство Сирии арестовало аль-Мазри за посты в Facebook. В течение месяца его держали в одиночной камере и подвергали пыткам. "Представители режима хотели, чтобы я сказал, что работаю на иностранных агентов", – рассказывает аль-Мазри.

Затем, в ноябре 2013-го, члены ИГИЛ похитили его и посадили в тюрьму просто потому, что он совершал, по их мнению, тяжкий грех – фотографировал происходящее в Алеппо. 

Он опять оказался в одиночной камере, где ему давали полкуска хлеба и три оливки в день. Когда шесть месяцев спустя его освободили, он не только увидел, что Алеппо сровняли с землей, он узнал, что его мать погибла, когда в их дом попала бомба. Через несколько недель другая бомба убила его тетю. Позже сирийские снайперы прострелили ему ногу и руку.

Несмотря на это, аль-Мазри снова начал фотографировать: его решимость показать миру зверства, обрушившиеся на жителей Алеппо, только окрепла – особенно когда представители иностранных СМИ бежали из города из-за роста насилия и угрозы быть похищенными членами ИГИЛ.

В декабре 2016 года аль-Мазри был вынужден покинуть Сирию. При поддержке АФП он попросил убежища в Париже. IJNet поговорил с 26-летним фотожурналистом и лауреатом премии Knight International Journalism Award о том, каково это – документировать кризис, находясь на месте событий.

IJNet: что заставило вас начать документировать конфликт?

Аль-Мазри: Вначале я снимал видео для своего канала в YouTube. На этих видео были только демонстрации – никаких столкновений или чего-то подобного. Мне хотелось, чтобы люди во всем мире могли увидеть, что происходит, потому что в городе не было иностранных журналистов. [Без этих фотографий] иностранные медиа могли бы сказать: "Ничего не происходит, в Сирии все хорошо, никто не ходит на демонстрации".

Но потом, когда вспыхнуло насилие, вы продолжали это делать? Почему?

Противостояние переросло в настоящую войну – не просто в демонстрации или революцию. Режим начал сбрасывать на головы людей бомбы и обстреливать их ракетами. Стало очень трудно освещать эти события. Но мне хотелось, чтобы люди во всем мире видели мои работы. Если бы не было этих фотографий и видео, режим, возможно, уничтожил бы всех, кто живет вне зоны, контролируемой Асадом.

Был ли у вас опыт в фотографии до того, как началась война?

Нет-нет. Я всему научился сам. Я смотрел на фотографии иностранных журналистов всего мира. И стал делать фотографии, подражая им. Я посылал свои работы в АФП, и они говорили мне, хорошие у меня получились фотографии или нет. В конце концов, время и опыт сделали меня профессионалом. Я занимался фотографией три года. Если вы учитесь в университете, обучение фотожурналистике занимает 3, 4 или 5 лет. Просто я учился на улицах.

Как вы представляете себе свое будущее?

Я надеюсь продолжать работу в журналистике. Думаю о том, чтобы снова отправиться на место событий, – хочу попросить АФП отправить меня в военную зону. Мне скучно в Париже. Я бы хотел поехать куда-нибудь на Ближний Восток, например в Ирак, Йемен, Ливию, или, может быть, в Бахрейн – в любую военную зону.

Что для вас значит победа в конкурсе Knight Journalism Award?

Я счастлив получить эту награду. Она означает, что мои работы увидели люди во всем мире.

Верхняя фотография сделана Аланной Дворак. Автор второй фотографии – Карам аль-Мазри.