Журналисты освещают кризис беженцев из Украины и оказывают поддержку

Автор Agnieszka Burton
Apr 14, 2022 в Освещение кризисов
Front of building in Ukraine

 

Якуб Влодек — 36-летний фотожурналист Gazeta Wyborcza, первой независимой ежедневной газеты, появившейся после падения коммунистического режима в Польше. Сегодня он находится в западноукраинском городе Львове. "На западе Украины часто звучит сигнал воздушной тревоги, но как только к нему привыкаешь, начинаешь просто отходишь от окон", — рассказывает фотожурналист.

Влодек подчеркивает, что он не военный корреспондент, несмотря на обстановку, в которой работает. Украинская полиция, армия и силы территориальной обороны проверяют Влодека и его команду несколько раз в день. Старушки расспрашивают их: "Откуда вы, давно ли вы здесь?" Люди напуганы, и у них есть на то причины. В Украине есть российские диверсанты.

Влодек запечатлевает на фотографиях эмоции людей, которые уехали из разрушенных российскими войсками городов и после многих дней в пути достигли относительной безопасности на западе Украины. Эти люди высыпают из поездов во Львове, но не знают, куда им дальше идти. Не хватает добровольцев, которые помогали бы огромному числу беженцев, предоставляя им критически важную информацию и объясняя, что делать дальше. Железнодорожный вокзал переполнен, и беженцам часто приходится часами стоять в очереди на посадку в поезд, чтобы продолжить свой путь в Польшу.

"Мы пересекли границу в Медыке, Польша, пешком, — вспоминает Влодек. — Мы наблюдали, как в 6 утра выстраиваются очереди, а затем прошли с беженцами пограничный контроль, чтобы испытать это на себе".

Поезда стоят между Львовом и польской границей часами, а иногда и днями. Ситуация напряженная и неопределенная. "Я запечатлеваю эти эмоции и сам ощущаю их. Я приближаюсь к людям только в случае необходимости — только тогда, когда фото того стоит. Обычно я стараюсь их не беспокоить, — сказал Влодек. — Но именно во Львове я почувствовал облегчение. Это их предпоследняя остановка, и здесь царит надежда".

Фотографии 39-летнего Адама Ляха публиковали польские журналы, The New York Times и Le Monde, а также другие издания. Выставки его работ проходили по всей Европе: в Париже, Праге, Берлине и других местах.

Сейчас он разочарован тем, что иностранные СМИ, а не местные редакции, нанимают ведущих польских фотожурналистов. "К фотографиям в большинстве польских редакций относятся как чему-то недостаточно важному; они экономят деньги на фотографах", — сказал он. 

С начала войны Адам Лях и его жена Дыба Лях, 30-летняя независимая журналистка и подкастер, освещают происходящее на польской стороне границы с Украиной. С конца февраля в Польшу бежали миллионы украинцев. И супруги Лях следили за развитием событий вблизи.

"Первые два дня я постоянно плакала", — сказала Дыба Лях. 

"Когда работаешь, справляться с эмоциями легче, — добавил Адам Лях. — Надежные СМИ жизненно важны для информирования мира о том ужасе, который здесь происходит, и эти картины находят отклик в мире". 

Этика работы для него превыше всего: "Ты стоишь перед нравственным выбором. Например, когда [из поездов] выходят матери с хромающими детьми, понимаешь, что такая фотография может быть полезной, — пояснил он. — Однако ваше поведение при съемке в подобных условиях очень важно — сделаете ли вы шаг назад и сфотографируете с расстояния или будете снимать в миллиметрах от этих людей".

Дыба Лях рассказала, что ей постоянно приходится искать баланс: "Многие люди хотят поделиться своими историями, но ты можешь быть первым человеком по эту сторону границы, который их выслушает, и они могут потерять контроль над эмоциями".

Переход границы она сравнила со странным праздником: "Здесь выстраиваются в ряд люди, желающие помочь беженцам. Здесь приготовлены сладости, игрушки для детей и 15 видов передвижных кухонь с блюдами из разных стран мира. Мы не подходим к беженцам до того, как они поедят и отдохнут". 

"Другая сторона границы"


Йовита Кивник Паргана, 42-летняя журналистка польской редакции Deutsche Welle, обычно пишет о законодательстве ЕС из Брюсселя, Бельгия, где она живет. Сейчас она освещает российское вторжение в Украину. Недавно она вернулась с польско-украинской границы, откуда вела репортажи, одновременно помогая беженцам.

"Каждый, кто комментирует происходящее, должен увидеть границу своими глазами и испытать все это на себе, — сказала Паргана. — Я слышу много мнений людей из западных стран; некоторые считают, что Украина должна сдаться, но эти люди не близки с Украиной в географическом и культурном смысле, как мы, поляки. Я навестила свою мать, которая живет в районе построенных в советское время многоквартирных домов в Гданьске, Польша; похожие районы сейчас разрушаются в Украине. Если бы я оказалась не по ту сторону границы, дом моей семьи был бы стерт с лица земли".

Не поддаваясь страху, Паргана организовала в марте сбор средств в поддержку украинских беженцев. Всего за два дня она собрала более 3 000 долларов США, обратившись за пожертвованиями к своим друзьям в фейсбуке. Она купила медикаменты, спальные мешки и фонарики и взяла их с собой на границу.

"Самое тяжелое время — когда я возвращаюсь в Бельгию. В Польше я на адреналине, не могу уснуть до пяти утра. Когда возвращаюсь в Брюссель, внезапно все кажется сюрреалистичным".


Фото Marjan Blan | @marjanblan с сайта Unsplash.