Должны ли фотожурналисты, освещающие последние новости, вмешиваться в события?

АвторMandla Chinula
Apr 10, 2017 в Мультимедийная журналистика

Следует ли журналистам вмешиваться в ситуации и стараться восстановить справедливость или они должны оставаться только свидетелями происходящего? Кевин Картер, Грег Маринович, Сара Наоми Левкович и Р. Умар Аббаси – вот имена только нескольких фотожурналистов, в чей адрес звучат обвинения в том, что они не помогли людям, которых снимали. В тех же случаях, когда журналисты – например, Санджай Гупта из CNN, вмешиваются в ситуацию, они рискуют услышать в свой адрес обвинения в непрофессионализме и в том, что их точка зрения на события необъективна.

Южноафриканский фотожурналист Джеймс Отуэй знаком с этой проблемой не понаслышке – его самого критиковали за то, что он не вмешивался и не останавливал людей, нападавших на иммигранта во время прошедшей в 2015 году по всей стране волны ксенофобских нападения. Отуэй запечатлел на своих фотографиях происшедшее недалеко от Йоханнесбурга зверское нападение на иммигранта из Мозамбика Эммануила Ситхола, позже скончавшегося от полученных травм. Отуэй дал нам интервью по электронной почте и поделился своими мыслями на эту тему.

IJNet: Можно ли сказать, что вы вмешались дважды: первый раз, сфотографировав нападение на Ситхола, а второй – когда отвезли его в больницу после нападения? Как бы вы определили – что такое вмешательство?

Отуэй: Я не думаю, что это корректное утверждение. Я не вмешивался напрямую. Я бы сказал, что само мое присутствие там стало вмешательством – когда нападавшие заметили меня, они прекратили избиение и ушли. Только после этого мы с моим коллегой забрали Ситхола в больницу – и это можно рассматривать как вмешательство.

Нападавшие на Ситхола убежали, когда поняли, что вы их фотографируете. Считаете ли вы, что само присутствие фотографа, делающего снимки, может быть орудием вмешательства в ситуацию?

Они ушли, когда заметили меня. Я не думаю, что чье-то присутствие может быть использовано как орудие вмешательства. Мы находимся на месте событий, чтобы предоставить свидетельства, – иногда наше присутствие может никак не влиять на ситуацию. В других случаях оно может повредить или помочь кому-то, но наша задача – выполнять свою работу: быть свидетелями.

Я думаю, вы согласитесь: то, что люди узнают в вас фотографа, может помогать или мешать вам попадать в нужные места или получать доступ к нужным людям. Множество вещей – являетесь ли вы мужчиной или женщиной, носите ли вы дреды или у вас бритая голова, говорите ли вы на определенном языке – также может повлиять на то, как люди реагируют на вас. Считаете ли вы, что частичной причиной бегства нападавших было то, что они увидели не просто фотографа, но белого человека?

Возможно. Я думаю, они удивились, увидев белого человека в этой части Александры [пригород Йоханнесбурга] так рано утром. Может быть, они подумали, что я полицейский? Этого мы никогда не узнаем.

В таком случае правильно ли будет сказать, что фотокорреспонденты могут использовать свой вид (или любое другое преимущество), чтобы вмешиваться в определенные ситуации?

Я не думаю, что фотожурналисты в принципе "должны" вмешиваться в события. Вмешиваться – не наша задача, мы находимся на месте событий, чтобы свидетельствовать. Мы не можем предсказать, что произойдет, но определенные ситуации могут вызвать непредсказуемую реакцию фотожурналиста (ведь мы тоже люди).

Как вы думаете, ваши фотографии с места убийства Ситхола повлияли на ситуацию с ксенофобскими атаками в целом?

Я запечатлел то, что видел, и фотографии были опубликованы в газете – они вызвали массовую реакцию общественности, и на следующий день в Александру была направлена армия. Я думаю, что фотографии вызвали массовый отклик, который привел к тому, что правительство и общественность начали действовать.

Помимо фотографий, вмешивались ли вы в ситуацию когда-либо еще?

Однажды я вмешался, когда члены AMCU (Ассоциации профсоюзов шахтеров и строителей) избивали в Рустенбурге представителя COSATU (Конгресс профсоюзов Южной Африки). Я практически уверен, что они хотели его убить. Не знаю, как я оказался в середине драки, пытаясь защитить человека. Я кричал: "Остановитесь!". Мне помогли другие фотографы, и полиция разогнала толпу.

Я также помог нескольким раненым после землетрясения на Гаити и некоторым детям, которые могли быть раздавлены в давке.

Что бы вы посоветовали молодым фотожурналистам, особенно тем, кто старается понять, в каких случаях им нужно вмешиваться в ситуацию?

Помните, какова ваша работа и зачем вы оказались на этом месте. Помните, что вы должны запечатлеть то, что видите. Если вы решите вмешаться (я не рекомендую этого делать), это, вероятно, будет бессознательным решением, вызванным уровнем адреналина, – подобно реакции "дерись или убегай". В таких случаях вы не очень контролируете то, что делаете, так что вы либо вмешаетесь, либо нет. Выбор может зависеть от того, с какой ноги вы встали, или выпили ли вы чашку кофе перед тем, как идти на работу.

Работы Отуэя можно увидеть на сайте jamesoatway.com.

Верхняя фотография принадлежит Davidlohr Bueso, лицензия CC сайта Flickr.