Как журналистам разговаривать с людьми, пережившими насилие: беседа с психологом Мартой Чумало, часть 1

АвторMariana Verbovska
Jan 27, 2021 в Специальные темы
interview

Это первая из двух статей, посвященных этой теме. Вторую статью можно найти здесь.

По данным, опубликованным ВОЗ, каждая третья женщина (35%) в мире на протяжении своей жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны интимного партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица. При этом преступления, совершенные на сексуальной почве, часто остаются безнаказанными. Есть несколько причин такого положения вещей, в том числе – отсутствие у этих женщин веры в возможность доказать, что они пытались противостоять насилию.

Писать о насилии в медиа очень важно, но совсем непросто. Журналистам нужно не только найти собеседника, который согласится об этом говорить, и подобрать корректные слова для разговора, но и подойти к освещению этой темы с особенной деликатностью. При этом журналистам приходится выслушивать много историй человеческого горя, которые тоже могут вызвать страдания уже у самих репортеров.

Я поговорила с психологом, правозащитницей, тренером, основательницей организации Центр "Женские перспективы" Мартой Чумало и попросила ее поделиться советами для журналистов. Марта более 20 лет работает с женщинами, пережившими насилие. В декабре 2020 года она получила ежегодную премию Тюльпан прав человека от Посольства Нидерландов. С 2008 года эта премия ежегодно присуждается на глобальном уровне правозащитникам и организациям, поддерживающим права человека. Марта Чумало также проводит тренинги, в частности, для журналистов, и специализируется на темах гендерного равенства.

Как подготовиться к интервью

Помните, что разговор со СМИ может принести как пользу, так и вред

"В принципе любой разговор может быть терапевтическим или травмирующим, все зависит от контента. Травму можно преодолеть, в том числе, когда люди просматривают полученный опыт и разговаривают о нем", – говорит Марта. Чтобы разговор принес пользу, добавляет Марта, он должен происходить в безопасном с точки зрения интервьюируемого пространстве.

По ее словам, очень важно, чтобы человек, рассказывающий о своей травме, был в хорошей форме. Это нужно выяснить перед разговором. Можно спросить прямо: "Есть ли у вас сейчас силы для разговора?", "Хорошо ли вы спали?", "Чувствуете ли вы себя в безопасности?".

         [Читайте также: Советы по освещению тем, связанных с гендерным насилием]

Пусть место и время выберут ваши собеседники

Марта также обращает внимание журналистов, что, организуя интервью с жертвами насилия, важно отдавать инициативу и возможность принимать все решения, какие только возможно, в руки интервьюируемых. "У многих из этих людей, особенно у тех, кто переживал насилие в течение длительного времени, была отобрана власть над их собственной жизнью. И поэтому они часто очень легко вновь "вписываются" в иерархическое подчинение, если еще не проработали свой травматический опыт. То есть такие люди могут спрашивать у вас, когда и где вам удобно встретиться. Они будут стремиться отдавать эти решения вам. Это же происходит и у меня на терапии. Поэтому я всегда отвечаю: "Скажите, когда вам удобно, а я посмотрю на свой график". Важно не принимать решения за них, а помочь им вернуть себе этот навык", – советует она. 

Марта напоминает: "Следует понимать, что разговор о травме – это приближение к ране". Она советует внимательно отнестись к чувствам человека, у которого вы берете интервью.

Уважайте право собеседника отказаться от интервью

"Когда я начинаю тренинги с журналистами, то использую такое упражнение. Прошу найти глазами человека, с которым вам безопасно и комфортно. Второй шаг: сойдитесь с этим человеком в пару. После этого прошу вспомнить приятный сексуальный опыт, который был в вашей жизни (в этот момент все начинают довольно улыбаться). И последний шаг: прошу рассказать об этом опыте безопасному и комфортному собеседнику.

Надо видеть, какое возмущение и сопротивление вызывает эта задача. Я прошу журналистов запомнить этот момент – реакцию их тела. Потому что, когда они приходят на интервью, собеседник должен поделиться с ними не менее личным опытом, при этом отнюдь не положительным, а часто неприятным и болезненным.

Все очень индивидуально. Вы можете прочитать все книги и сделать все корректно, но ваш собеседник не сможет раскрыться. Всегда надо быть готовым к тому, что человек не захочет говорить. Это решение нужно уважать. В таком случае следует поблагодарить и сказать, что вы действительно сочувствуете и просите прощения, если ваши действия принесли человеку дополнительные страдания”. Марта отмечает, что главное правило: быть внимательным к чувствам человека.

Не стоит часто смотреть на диктофон или телефон

Марта напоминает журналистам, что люди, пережившие насилие, легко чувствуют неискренность. Опыт научил их сканировать любые невербальные сигналы и ожидать, что другой человек может отнестись к ним несправедливо или обидеть. "Даже когда вы смотрите на диктофон, а не на собеседников, они это считывают и будут думать, что вы не уделяете им достаточного внимания”. Марта предлагает открыто это обсудить: "К примеру, в начале разговора объясните, что вам очень неудобно, но время от времени вы должны смотреть на диктофон, чтобы проверить, работает ли он, не села ли батарейка”. Марта добавляет, что всегда лучше быть искренним.

Корректно реагируйте на обращенные к вам вопросы

"Во время разговора собеседник может спросить журналиста: "А чтобы вы сделали на моем месте?". Я бы попробовала в этой ситуации ответить так, чтобы вернуться к истории. Например: "Я не знаю, как бы я поступила. Но то, что сделали вы, вызывает у меня восхищение! Я чувствую к вам глубокое уважение!". Покажите ваше сопереживание и сочувствие, советует Марта. 

  [Читайте также: Советы по работе с людьми, пережившими насилие в детском возрасте]

Проявите заботу, если человек плачет

Может возникнуть такая ситуация, что во время интервью человек начинает плакать. "Слезы – это контакт с эмоциями, – говорит Марта. – Если человек плачет, значит, он или она чувствует себя в безопасности, может себе позволить не прятать, а проживать эмоции. В этот момент проявите заботу, можно предложить воду или салфетку. Не стоит успокаивать, потому что в этот момент вы даете человеку очень важное ощущение, что его принимают, даже когда он или она находятся в уязвимом состоянии". Марта считает, что такой опыт важен и с терапевтической точки зрения. 

В журналистском материале сконцентрируйтесь на действиях обидчика или насильника

"Однажды я была на тренинге в Швеции. Шведская журналистка демонстрировала нам, как медиа освещают тему насилия, – рассказывает Марта. –Она предложила перечитать вырезку из газеты с новостью об изнасиловании. После этого попросила некоторое время сконцентрироваться на эмоциях, которые у нас вызвало это сообщение. Потом она попросила вычеркнуть всю информацию о действиях женщины и перечитать новость еще раз. Восприятие меняется кардинально!" 

Марта объясняет, что это позволяет перевести внимание с пострадавшей на обидчика. А это значит, что не стоит оценивать, достаточно ли быстро шла женщина, правильно ли сопротивлялась, громко ли кричала. Работа журналистов: показать в истории того, кто совершил несправедливость. "Потому что насилие совершают обидчики, а часто в медиа мы видим только истории пострадавших", – сказала она. Конечно, у журналистов редко есть доступ к человеку, совершившему насилие, такие люди не хотят давать интервью. Но журналисты могут рассказать об этом человеке со слов пострадавших, свидетелей или тех, кто знаком с этим человеком.

"По моему мнению, это ключевой момент освещения насилия: показывать, кто совершил насилие", – говорит Марта.

Она напоминает, что насилие не происходит в вакууме, оно происходит в социуме. Если насилие произошло в городском парке, значит, в городе существуют места, где это может произойти. И здесь возникает вопрос и к городским властям: как сделать это место более безопасным? Установить больше освещения? Обрезать кусты так, чтобы они просматривались? Потому что пострадавшие не виноваты в том, что произошло, нельзя обвинять человека, пережившего насилие. Это аксиома, которая не требует доказательства. Ответственность за насилие всегда лежит на обидчике и на государстве, которое сделало недостаточно для предотвращения этого насилия.

Следите за терминологией

Марта советует журналистам внимательно отнестись к выбору слов: "Некорректно употреблять слово “жертва”, когда мы говорим о людях, переживших травматические события. Слово "жертва" мы применяем, когда человек погиб. Жертвы террора, геноцида или Голодомора. Поэтому важно говорить "пережившие насилие", "выжившие".

Позвольте человеку чувствовать себя экспертом 

Во время разговора позвольте собеседнику почувствовать, что вы уважаете его опыт. Как вариант, можно спросить, что государство/городской совет может сделать, чтобы таких ситуаций не возникало, чтобы пострадавшим было легче защитить свои права. Или же как можно сделать пространство более безопасным.

О том, как журналистам самим справиться со стрессом, вызванным освещением травмирующих событий, мы поговорим в нашей следующей статье.


Марьяна Вербовська  журналистка, живет и работает во Львове. Марьяна получила стипендию Милены Есенской и работала в Венском институте гуманитарных наук, исследуя, как медиа освещают тему изменения климата. В прошлом году Марьяна стала журналисткой месяца IJNet.

Источник верхней фотографии – CoWomen, лицензия СС сайта Unsplash.