Освещение теорий заговора: о чем стоит знать журналистам

Автор Andy Hirschfeld
Aug 9, 2022 в Борьба с миз- и дезинформацией
A typewriter with a paper sticking out of it that says conspiracy.

В наши дни самые известные и опасные теории заговора берут начало в политике. Начиная с президента Бразилии Жаира Болсонару и заканчивая судьей Верховного суда США Кларенсом Томасом — по всему миру находящиеся у власти люди либо сами поддерживают теории заговора, либо распространяют ни на чем не основанные теории для продвижения своих интересов, используя их как проверенный и эффективный метод распространения популизма.

Как бы журналистам этого ни хотелось, они не могут игнорировать теории заговора и того, что стоит за ними, — это было бы просто безответственно. Но также безответственно поддерживать и узаконивать те точки зрения, ошибочность которых можно доказать.

Для журналистов это палка о двух концах. Как нам честно и со всей ответственностью рассказывать о ложных убеждениях, на которых влиятельные лидеры основывают свои решения и действия? 

Сочувствовать, но не делать нормой

В процессе работы над материалом важно слушать, даже если обсуждаемые точки зрения опасны, — это необходимо для понимания всего контекста. Вступать в диалог со сторонником теории заговора, зная, что многие из этих теорий уходят корнями в агрессивные идеологии и приводят к насилию, может быть сложно.

Доктор Уитни Филлипс, профессор журналистики Орегонского университета и автор книги о теориях заговора "Практическое руководство по поляризованным высказываниям, теориям заговора и нашему загрязненному медиаландшафту" (You Are Here: A Field Guide for Navigating Polarized Speech, Conspiracy Theories, and Our Polluted Media Landscape) советует журналистам серьезнее относиться к вере людей в заговоры. "Люди серьезно относятся к этим убеждениям, — сказала она. — Важно об этом помнить, так как это заставляет задуматься: как распространилась эта информация? Почему она настолько убедительна? Как получилось, что определенные группы людей воспринимают мир через эту теорию?"

Ненависть — приобретенное поведение. Для распространения своих идей сторонники теорий заговора часто используют реальную уязвимость отдельных групп, например, экономическую нестабильность. Журналистам, освещающим теории заговора, необходимо понимать, как это связано с глубинными страхами людей.

В то же время они не должны просто принимать взгляды человека, не ставя их под сомнение. Репортеры должны искать доказательства, опровергающие ложные теории, и ссылаться на них в своих материалах. 

Манипуляторы и те, кем они манипулируют

Работая над материалом о влиянии дезинформации и теорий заговора, важно делать различие между тем, кто манипулирует, и теми, кем манипулируют. Те, кто стал объектом манипуляции, заслуживают сочувствия, а манипуляторы — нет. Часто люди, верящие в заговор, подвергались воздействию ложной информации на протяжении долгого времени.

Например, нападение на Капитолий в Вашингтоне в 2021 году — результат правой радикализации. Ветеран ВВС США Эшли Бэббит, которую застрелили во время попытки переворота, постоянно впитывала дезинформацию и теории заговора в "эхокамере" социальных сетей.

Но ситуации вроде этой не начинаются с таких простых людей, как Бэббит. Они начинаются с влиятельных фигур, которые — намерено или нет — используют свои платформы для распространения дезинформации. Зная уязвимые места своей аудитории, они используют это знание для продвижения ложной информации и подстрекательства к насилию. В случае с нападением на Капитолий радикализация началась с избранных политических лидеров — таких, как бывший президент и члены Конгресса. Радикализации способствовали такие экстремистские группы, как "Хранители присяги" (The Oath Keepers), которая также использовала для укрепления влияния уязвимые стороны своих последователей.

Бывший национальный медиадиректор "Хранителей присяги" Джейсон Ван Татенхоув отметил это во время одного из недавних слушаний по делу о событиях 6 января. "Она [тактика "Хранителей присяги"] заключается в убеждении ни о чем не подозревающих людей, они используют ложь, разглагольствования и пропаганду”, — сказал он. 

Мы, журналисты, должны выяснять, к кому и зачем пытаются обратиться те, кто распространяет ложную информацию. Это поможет определить, где зарождаются теории заговора.

"Не существует универсального ответа. Они разнятся от случая к случаю. От человека к человеку. От теории заговора к теории заговора, — сказала Филлипс. — На то, чтобы понять, что отвечает общественным интересам, а что может представлять им угрозу, требуется много времени и сил".

Освещение новостей, а не предоставление платформы для распространения теорий заговора

Часть проблемы — излишнее внимание СМИ к лидерам, распространяющим дезинформацию и теории заговора. В этом уверена доктор Анита Варма, доцент кафедры медийной этики Школы журналистики и медиа Техасского университета в Остине и одна из авторов книги о фейках "Фейковые новости: как понять роль медиа и мизинформации в цифровую эпоху" (Fake News: Understanding Media and Misinformation in the Digital Age). Вместо этого журналистам следует уделять больше внимания людям, которые пострадали от решений этих лидеров, и тем, кто подвергся манипуляциям и поверил в заговоры.

"Мы должны перестать ставить в центр материалов мировых лидеров, которые делают необоснованные или ложные заявления, а вместо них рассказывать о тех, кто пострадал от этой проблемы​​", — сказала Варма.

Прекрасный пример того, почему так опасно предоставлять слово лидерам, которые используют в своих целях теории заговоров, — роль России в пандемии дезинформации. Президент Владимир Путин пытался сорвать выборы в более чем двух десятках стран по всему миру, используя ложную информацию.

Говорить со сторонниками теорий заговора для сбора необходимой информации и предоставлять платформу для продвижения определенных идей — две очень разные вещи. "Вы помогаете читателю разобраться, но при этом не просто передаете микрофон самим идеологам теорий заговора. Вы даете контекст их словам", — сказала Филлипс.

Варма тоже придерживается такого мнения. Она добавила, что журналисты должны также помнить о реалиях современной медиаиндустрии.

"В условиях ограниченного времени и ресурсов, когда необходимо быстро выпускать материалы, не позволяйте этой стороне дискуссии монополизировать все ваше время", — сказала она.


Фото: Markus Winkles с сайта Unsplash.