Фотожурналисты рассказывают о своем опыте освещения пандемии

АвторDale Willman
May 12, 2020 в COVID-19 Reporting
Photographer

В недавно прошедшем вебинаре я поговорил с известными фотографами об их опыте освещения пандемии. Мы были слишком заняты, чтобы обсудить спорную тему – сравнение работы во время пандемии с работой военных фотожурналистов. Но как минимум одно важное различие очевидно сразу: возвращаясь домой после освещения событий в зоне военных действий, журналисты не приносят врага с собой. А во время пандемии это может случиться – и может стать причиной смерти людей, невзирая ни на какие различия между ними. Мы поговорили об этом и других темах во время вебинара, организованного Resilience Media Project в рамках Инициативы Института Земли по коммуникациям и устойчивому развитию (Earth Institute Initiative on Communication and Sustainability).

 

 

Из-за пандемии журналистам всего мира приходится искать новые способы выполнять свою работу и освещать происходящее, прилагая при этом все усилия, чтобы не заболеть. Радиорепортеры используют микрофоны на длинном держателе, и это позволяет им оставаться на значительном расстоянии от тех, кого они интервьюируют. На телевидении журналисты проводят интервью через скайп или другие онлайновые видеоплатформы. Но для фотографов и видеографов во время работы гораздо сложнее держаться на расстоянии от объекта съемки. Фотография часто предполагает тесный контакт между человеком с камерой и теми, кого он или она снимают. Поэтому сейчас именно фотографы и видеографы подвергают себя наибольшему риску, выполняя свою работу.

[Читайте также: COVID-19: неисследованная территория для фотожурналистов-фрилансеров]

Но зачем они это делают – идут на улицы, рискуют своими жизнями, чтобы представить аудитории фотографии? Для Брайана Вулстона – фотографа Reuters Pictures, The Associated Press и Getty Images и члена Национальной ассоциации фотографов прессы – "это способ добиваться перемен во благо тех людей, на жизнь которых эта история повлияла сильнее всего. И помогать людям понять, что хорошо, а что плохо, где правда, а где ложь". "Единственный способ для нас добиваться этого – рассказывать свои истории", – сказал он.

Для фотографа Невши Таваколян, сотрудничающей с Magnum Photos, очень важно освещать события пандемии в своем родном Иране. Но для нее это также сложная задача, в частности, из-за состояния здоровья. "У меня очень слабые легкие и астма, поэтому я должна быть очень внимательной и стараться не заразиться вирусом. Я решила создать фотоэссе о своей изоляции, потому что думала: возможно, в скором будущем другие страны также окажутся в подобной ситуации". Она надеялась, что ее фотографии помогут другим странам, когда они столкнутся с коронавирусом. Ее фотоэссе было опубликовано в National Geographic.

[Читайте также: Interview with Iranian photojournalist Farhad Babaei on photographing COVID-19]

Алекс Майоли – фотограф, также сотрудничающий с Magnum Photos, освещает события пандемии для Vanity Fair, находясь в Италии. Он сказал, что опирается на две важнейших тактики: использует огромное количество алкогольсодержащего дезинфектанта и выбрасывает все, что может, включая использованные рубашки и защитные экраны. "Мы обрабатываем себя дезинфектантом каждые десять минут безо всяких причин", – признался он.

Не все журналисты выходят из карантина, чтобы документировать пандемию. Многие – а возможно и большая часть – остаются дома. Томас Дворжак – фотограф агентства Magnum в Париже. Он рассказал, что сначала выходил на улицу, но быстро почувствовал себя неуютно. "Почти в самом начале я почувствовал, что, когда я выхожу из дома, я делаю это из эгоистических соображений. Это удивительное ощущение – быть на улицах. Они пусты. Я ездил по городу на велосипеде. Я снимал странные фотографии людей в масках. Но я понял, что не делаю ничего важного. И решил оставаться дома".

Но даже дома он продолжает документировать происходящее. "Я решил снимать этот совершенно отличный от привычного мир, в котором мы оказались, – то, через что мы сейчас проходим". Фотографии Томаса показывают, как пандемия изменила то, как мы общаемся. И он использует эти новые способы связи – видеочаты на скайпе и зуме, чтобы показать места, куда люди не могут попасть. "Сейчас я фотографирую в доме престарелых, где сотрудники вот уже почти четыре недели находятся на карантине вместе с обитателями самого дома. Если бы я даже приехал туда, меня бы не пустили – я представлял бы для них угрозу". Но, посещая этот дом через видеоплатформы, он рассказывает об одной из сторон пандемии, которую никто больше не видит.

В начале пандемии Энри Канай смог организовать съемку в госпитале в Греции, где он живет. Он признался, что для него это было самое тяжелое время – из-за того, что вокруг было так много страдания. По его словам, продолжать фотографировать сейчас трудно. "Обычно в Афинах можно видеть людей, стоящих в очередях в магазинах или на почте, или гуляющих с собаками. Но не сейчас. Сейчас улицы в основном пусты".

Находиться на улице может быть опасно не только для физического здоровья фотографов. Работа в таких условиях и необходимость рассказывать о пандемии – это большой стресс. А продолжительный стресс ведет к травме. Джудит Мэтлофф – автор книги "Как вытащить тело и другие советы по безопасности, которые, как вы надеялись, никогда вам не понадобятся" (How to Drag a Body and Other Safety Tips You Hope to Never Need), она сотрудничает с Центром журналистики и травмы Дарт. По ее словам, воздействие чрезвычайно тревожных обстоятельств может привести к сильной физической реакции. "Мы все переживаем сейчас необычайный стресс. Его источником может быть угроза нашей жизни. Мы видим, что люди вокруг нас заболевают, сами испытываем постоянный страх заболеть – и все это на фоне самоизоляции и нарушения привычного хода жизни. К этому прибавляется страх, что мы не сможем продолжать зарабатывать деньги. В результате мы испытываем – не скажу чтобы обязательно травму, но больше, чем обычный стресс".

Джудит считает, что наилучшая защита во время стресса – сохранять сеть друзей, близких и другие социальные контакты. "Поэтому – если вы можете узнать, как идут дела у ваши коллег, – сделайте это. Может быть, вы будете постоянно общаться с очень близкими людьми. У меня есть два человека, с которыми я регулярно общаюсь – примерно по семь раз в день. Мы поддерживаем друг друга, отправляем друг другу шутки, мы все время на связи".

Независимо от того, занимаетесь ли вы фотожурналистикой, интернет-трансляции дадут вам ощущение сообщества и помогут пережить время изоляции – а значит, и стресс, в котором мы все живем. Я надеюсь, что вы послушаете наши программы.

Информацию о дополнительных ресурсах можно найти в версии на английском языке.


Эта статья была опубликована на сайте State of the Planet – веб-сайте Института Земли при Колумбийском университете. Она была переведена на русский язык в сокращении. Перепечатывается IJNet с разрешения.

Источник основной фотографии Ailbhe Flynn, лицензия CC сайта Unsplash.