Освещение кризиса в Мьянме: советы с места событий

Автор Alice Hérait
Jul 18, 2021 в Расследовательская журналистика
Sule Pagoda Road, Yangon, Myanmar

В этом году Мьянма переживает крупнейшие в своей истории протесты. По оценкам активистов, после того как в феврале власть в этой стране захватили военные, к началу июня около 850 гражданских лиц было убито и более 5 000 арестовано, включая 87 журналистов.

Мьянманская хунта немедленно положила конец относительной свободе прессы, с трудом завоеванной за десять лет гражданского правления в стране. В рамках контроля над СМИ и распространением информации было запрещено использовать слово "переворот", а с начала марта усилились репрессии в отношении журналистов.

Только за первую неделю марта были отозваны лицензии пяти СМИ, а против еще одного медиа было возбуждено уголовное дело. Большинство СМИ продолжают освещать новости, находясь в безопасных местах, – иногда для этого приходится уехать из страны.

Безопасность журналистов и источников информации

"В поисках информации мне приходится полагаться на НПО и местных жителей, но я хотя бы могу свободно сообщать новости", – говорит мьянманский журналист, уехавший из страны. Этот сотрудник информационного агентства проработал в стране 12 лет, но был вынужден уехать из-за растущей угрозы своей безопасности. "Я не чувствовал себя в безопасности в Мьянме, во-первых, как гражданин этой страны, и во-вторых, как журналист, – признается он. – В этой стране больше не действуют законы. Многие знают, что я работаю в прессе, на меня могли донести в любое время".

Этот журналист попросил не называть своего имени и места, в котором он сейчас находится, он никому не раскрывает эту информацию, даже своим источникам: "Во время интервью я использую платную возможность, которую предоставляет Skype, – мой номер телефона всегда отображается так, как если бы я находился в США".

[Читайте также: This journalist wants to raise the bar for investigative reporting in Nigeria]

 

Для работающих в Мьянме журналистов очень важно защищать себя и свои источники. В этой стране каждый, кто общается с журналистами, подвергает себя риску. Хотя установить первоначальные контакты может быть сложно, а чтобы провести интервью в большинстве случаев нужно, чтобы тебя представила третья сторона, мьянманско-американская журналистка Ай Мин Тан утверждает: "Люди очень хотят говорить, если у них есть возможность делать это, не подвергая себя опасности. Я даю им возможность напрямую связаться со мной через приложение с шифрованием данных".

Журналисты уже привыкли работать удаленно из-за COVID-19. После переворота им пришлось полностью перейти на онлайновую работу.

Как и в Китае, в Мьянме используется интранет: хунта активно контролирует интернет. Такие социальные сети, как Facebook, Twitter и Instagram, были запрещены после переворота, а также регулярно объявляются новые запреты. Несмотря на запрет, довольно широко распространено использование VPN, а на таких платформах, как Twitter, продолжают широко вестись разговоры о политике, часто под хэштегом  #WhatshappeninginMyanmar.

Однако журналисты сообщают, что, хотя люди, выступающие против переворота, активно используют социальные сети и приложение Signal, связаться с нужными людьми бывает трудно, особенно если они живут в сельской местности. "Иногда на то, чтобы организовать интервью, уходит несколько дней, особенно если человек переезжает с места на место и меняет номер телефона... это сильно задерживает публикацию статей", – признается американская журналистка Эмили Фишбейн.

"Большинство моих материалов основаны на анонимных источниках", – говорит Мин Тан. Чтобы заработать доверие людей, журналистам нужно быть осторожными и принимать необходимые меры, чтобы защитить тех, кто делится с ними информацией. "Я представляюсь и стараюсь быть как можно более открытой с самого начала, – говорит Эмили Фишбейн. – Я даю интервьюируемым возможность читать приготовленный текст и не настаиваю, если они не хотят говорить с прессой".

Совместная работа и цифровая безопасность

Журналисты, находящиеся вдалеке от места событий, должны приложить много усилий, чтобы собрать информацию. По словам Фишбейн, она часто использует коллаборативную модель.

В то же время уехавшая из страны мьянманская журналистка Маунг Мо (псевдоним) в основном полагается на пользовательский контент – например, на фотографии и видео, опубликованные в социальных сетях. Она также рассказывает о работе с местными жителями: "У каждого из моих друзей в Мьянме по два, а то и по три сотовых телефона. На одном установлен VPN с запрещенными приложениями, такие телефоны держат дома, а другие используют в обычной жизни. Поэтому в случае проверки им нечего бояться. Кроме того, для пересылки файлов они используют облачные хранилища – в случае, если военные решат обыскать дом, такие файлы легко стереть".

[Читайте также: Новое исследование раскрывает детали атак на Марию Рессу]

Тайваньская фриланс-журналистка Пей-хуа Ю, специализирующаяся на освещении событий в Юго-Восточной Азии, вспоминает собственный опыт работы в Мьянме. "Сначала мне казалось, что в стране уже много журналистов, освещающих происходящее, – говорит она. – Но, получив сообщение от активистки, просившей меня связать ее с журналистами, я поняла, как много историй, происходящих там, остаются не рассказанными в международной прессе".

Молодой репортер, начавший писать о Мьянме, настаивал на необходимости "очеловечивать" кризис. "В первую неделю после переворота появилось много статей, анализирующих его причины, но мы видели совсем немного историй о людях, поэтому я хотел рассказывать, как эти события повлияли на жизнь людей".

Пресса никогда не была свободной в Мьянме, освещение этого кризиса – результат бесстрашного сотрудничества журналистов, – работающих как на месте событий, так и за границами страны.

"Продолжайте рассказывать о Мьянме, – призывает Мо. – Даже если приходится делать это, находясь в других странах, мы будем счастливы вам помочь".


Алиса Эраит – французская журналистка, живущая в Тайване. Ее работы публиковались, в частности, в Le Monde diplomatique, Mediapart и Asialyst.

Фото: Justin Min с сайта Unsplash.