Как гражданские протесты и COVID-19 повлияли на местную журналистику на Ближнем Востоке

Автор Fatma Katr
Oct 11, 2021 в Специальные темы
Lebanon flags

Подавление свободы прессы на Ближнем Востоке – явление не новое, и ситуация только ухудшилась после волны протестов, которая прошла в регионе два года назад, и во время пандемии COVID-19.

"Я думаю, можно с уверенностью сказать, что положение со свободой прессы только ухудшилось после протестов 2019 года, – говорит Карим Чехайеб, независимый журналист из Ливана. – В 2020 году в Ираке были застрелены журналисты, а в Египте прошли аресты: там силовики провели рейд в доме Хайсама Хасана Махгуба (корреспондента египетской ежедневной газеты Al Masry Al Youm) и арестовали его по обвинению в терроризме. Главный редактор Mada Masr Лина Аталла была арестована за материал о задержанном египетском активисте Алаа Абдельфаттахе".

Перед лицом таких вызовов свободе прессы журналисты выработали новые стратегии, эта ситуация также способствовала подъему гражданской журналистики. Вот несколько примеров того, как развивалась журналистика на Ближнем Востоке.

[Читайте также: Journalism in Yemen and Jordan innovates amid instability]

Экономические проблемы

Сегодня во всем мире журналисты сталкиваются с трудностями. В Ливане на жизнь сотрудников СМИ, кроме всего прочего, влияет затяжной экономический кризис, усилившийся после резкого падения курса местной валюты в 2019-м и взрыва в Бейруте в 2020-м.

По словам Собхии Наджар – ведущей новостей LBCI и продюсера Арабской службы Би-би-си, репортеры ливанских СМИ получают только часть своей зарплаты. "Они работают под огромным давлением, ежедневно освещая политику, экономику и вопросы, связанные с COVID", – сказала она. Она добавила, что у журналистов также мало возможностей для использования различных медийных форматов, включая журналистские расследования, проведение которых требует ресурсов и времени.

Если журналисты решают провести расследование, на них оказывается особенно сильное давление. "Когда местные медиа берутся за журналистские расследования, власти Ливана часто привлекают их к ответу, выясняют, почему журналисты решили провести такое расследование, – с иностранными СМИ ситуация совсем другая, – объясняет Наджар. – Свобода прессы в Ливане в опасности, у СМИ нет защиты, а журналистов легко могут привлекать к суду".

Гражданская журналистика

Наджар рассказала, что в последние два года в Ливане стало появляться больше альтернативных СМИ, их создают сами граждане, разочаровавшиеся в работе традиционных местных новостных медиа. Чехайеб добавил, что и большинство зарегистрированных новостных платформ в стране принадлежат политикам и влиятельным семьям.

"В то же время возникла новая волна журналистов и сотрудников СМИ, которые не входят в эту когорту и не стали частью синдиката, – объясняет Чехайеб. – Яркие и честные журналисты идут на серьезный риск, чтобы публиковать разоблачительные материалы, но в каждой редакции есть свои ограничения, области и темы, которые их сотрудники не могут затрагивать, – такие ограничения варьируются от канала к каналу. Многие СМИ лояльны государству или его составляющим: например, они могут поддержать протесты, но отключат микрофон, если протестующий говорит что-нибудь неприятное об армии".

Хотя некоторые местные журналисты освещают происходящее с субъективных точек зрения и представляют интересы определенных политических партий, другие больше внимания уделяют освещению протестов в Ливане. Например, альтернативные СМИ Akhbar Al Saha и Megaphone ориентированы на гражданскую журналистику, они освещают такие важные для общества темы, как протесты. Эти издания регулярно размещают в социальных сетях новостные видеоролики, рассказывающие о разных проблемах, включая плохую организацию кампании по вакцинации в стране, коррупцию в правительстве и протесты на улицах Ливана.

[Читайте также: Состояние медиа в Ливане – через год после взрыва в Бейруте]

Обмен информацией и использование мультимедийных инструментов

По словам Наджар, некоторые ливанские медиа начали выпускать подкасты о революции, призывая граждан к разговору о различных темах, касающихся действий нынешнего режима и попыток правительства подвергнуть журналистов цензуре.

Чехайеба также отмечает рост спроса на видео, объясняющие сложные вопросы. Местным жителям нравится такой формат, потому что он позволяет представить факты, данные и их анализ в простом и понятном виде. "Восстание и экономический кризис определенно пробудили у людей желание узнать больше о положении дел в стране, но аудитория не хочет, чтобы эти темы были политизированы", – сказал он. 

Шериф Мансур, координатор программ Комитета по защите журналистов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, также говорит о популярности визуальной журналистики – и не только в Ливане, но и во всем регионе, и ее роли в том, чтобы помочь людям понять суть протестов. "Использование визуальных средств при освещении последних протестов в регионе помогло продемонстрировать роль женщин в возникших на волне народного возмущения протестах: фотографии женщин, сплачивавших протестующих и возглавлявших марши в Судане и Ливане, стали вирусными", – сказал он.

Как отметил Мансур, важно также, что журналисты в регионе много общаются друг с другом, несмотря на разные подходы к журналистике. Он добавил, что технологии дают этим журналистам возможность работать и обходить правительственный контроль.

"Журналисты и независимые медиа в регионе учатся друг у друга, при этом медиа разных стран региона гораздо чаще поддерживают друг друга, чем медиа внутри одной страны, – сказал он. – Вы найдете гораздо больше солидарности на международном уровне, и именно в этом, я думаю, заключается важный урок всех протестов, прошедших один за другим в течение очень короткого времени".


Фото: Charbel Karam с сайта Unsplash.