Исследование посвящено тому, как редакции решают, снимать ли контент с публикации

АвторChristine Schmidt
Sep 17, 2019 в Цифровая журналистика
Anonymous

Известно, что новостные организации плохо умеют сохранять свою работу. А ведь сохранение журналистских материалов, создание которых стоит вам крови, пота и слез, очень важно, если вы хотите, чтобы ваша работа оказывала воздействие на аудиторию в течение долгого времени. Но проведенное в этом году исследование обнаружило, что из 21 организации, принявшей в нем участие, 19 не предпринимают никаких шагов для архивирования своего контента, опубликованного онлайн (нет, сохранение в Google Doc или Github не считается). Как я написала тогда: "Журналисты любят называть себя авторами "черновика истории", но подавляющее большинство из них не очень заботятся ни о том, как сохранить эти материалы, ни о том, как они смогут делиться этой историей в будущем".

Другая – не менее важная проблема – связана со снятием материалов с публикации: если новостная организация решает удалить контент из интернета – обычно это происходит по запросу человека, упомянутого в материале, и часто такие ситуации случаются с материалами о криминальных историях. Один из аргументов в пользу удаления статей – публикации о несовершеннолетних, совершивших небольшие правонарушения, могут в будущем принести им проблемы при поступлении в колледж или при приеме на работу. Но остается также вопрос – нужно ли удалять этот "черновик истории". Неизвестно, кому и при каких обстоятельствах эта информация может понадобиться.

Между этими двумя точками располагается "серая зона неопределенности". Кандидат наук Дебора Дуайер провела несколько последних лет, изучая эту проблему. Дебора работает в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл и пишет диссертацию на тему этики и практики снятия контента с публикации. Отталкиваясь от исследования на эту же тему, проведенного Кэти Инглиш в 2009 году, Дуайер в 2017 году заново рассмотрела проблему, проведя десятки интервью и опросив более сотни лидеров редакций. Она пришла к тому же выводу: у очень немногих СМИ есть прописанная политика или стандарты, регулирующие такого рода ситуации. Очень немногие медиа действительно знают, что делают, когда снимают материал с публикации.

"Мы знаем, что люди делают в случае, если нужно внести исправления, – на этот случай существуют правила. Но далеко не всегда они знают, что делать, если нужно снять материал с публикации", – объясняет Дуайер.

Понятие "снять с публикации" она определяет так:

Удаление контента, ранее размещенного в интернете, в ответ на внешний запрос, мотивированный личными причинами, такими как позор или соображения конфиденциальности.

Вот несколько выводов ее исследования.

  1. У 80 процентов опрошенных новостных организаций есть установившиеся правила на случай, если контент необходимо снять с публикации, но почти у половины этих организаций эти правила четко не прописаны и только 2 процента медиа делают эти правила доступными для людей, не входящих в редакцию.
  2. Даже внутри редакций эти правила не очень ясно сформулированы: 14 процентов СМИ включают правила снятия с публикации в официальное руководство для сотрудников, треть призналась, что журналисты узнают об этих правилах из разговоров с сотрудниками, и 40 процентов сказали, что узнали о таких правилах, только когда возникла необходимость снять контент с публикации.
  3. За кем остается последнее слово? Обычно это главный или управляющий редактор, а не те люди, которые непосредственно контролируют работу веб-сайта. 64 процента опрошенных сказали, что команда ИТ может удалять контент по своему усмотрению (18 процентов не были уверены в этом). Около трети опрошенных сказали, что не уверены, знают ли члены ИТ-команды о принятых в СМИ правилах снятия с публикации.
  4. Кроме того, непонятно, где должен храниться снятый с публикации контент. Менее 5 процентов опрошенных сказали, что у них есть система для отслеживания запросов на снятие с публикации или система сохранения информации о том, как принималось решение снять контент с публикации. 48 процентов заявили, что у них даже нет системы хранения электронных писем, связанных с требованием снять контент с публикации.
  5. Три четверти запросов на снятие с публикации связаны с контентом, в котором говорится о преступлениях.
  6. Половина редакций, снимающих контент с публикации, размещает уведомление об этом в своих СМИ, а некоторые публикуют материалы об этой ситуации, особенно если контент связан с судебными делами (например, в случае снятия обвинения или отмены приговора). Но около четверти опрошенных СМИ просто снимают контент без всякого уведомления. В некоторых редакциях даже принято через несколько лет автоматически снимать с публикации некоторые виды статей.
  7. Дуайер обнаружила, что некоторые редакции требуют, чтобы люди, обратившиеся с запросом на снятие с публикации, предоставили подтверждение (часто это юридические документы) своей позиции, а другие отправляют репортеров расследовать ситуацию. Она также узнала о двух случаях, когда вопрос о снятии с публикации был связан с риском самоубийства, и в том случае одна из редакций запросила, чтобы человека обследовал психолог, который должен был подтвердить серьезность угрозы.

Некоторые редакции решили не освещать мелкие преступления или не публиковать фотографии подозреваемых. Если не публиковать информацию о незначительных преступлениях, потом не нужно будет удалять ее. Но они также сформировали системы снятия с публикации.

"Мы начали делать это в июле: если кого-то привлекли к ответственности за незначительный проступок (мы исключаем насильственные преступления), а потом судимость была снята, мы убираем имя этого человека из материала. Для этого человеку придется предоставить доказательства", – рассказал в прошлом году Nieman Lab Крис Куинн из Cleveland.com/Advance, Огайо. – Все сводится к вопросу – как долго человек должен платить за свои ошибки".

Изучая эту тему в течение нескольких лет, Дуайер пришла к выводу, что существуют ситуации, когда контент нужно снимать с публикации. Но она также предупреждает, что люди, принимающие такие решения, должны понимать технологический аспект этой проблемы и быть открытыми перед читателями и сотрудниками, которые однажды могут захотеть узнать, куда исчез определенный контент.


Эта статья была опубликована на сайте Nieman Lab. Она переведена на русский язык с незначительными сокращениями и печатается IJNet с разрешения.

Источник основной информации Celal Erdogdu, лицензия CC сайта Unsplash