Исследование показывает, что проверка фактов работает в разных регионах

Автор Sarah Scire
Oct 13, 2021 в Проверка фактов и верификация
fact

Большая часть исследований, посвященных использованию фактчекинга в борьбе с мизинформацией, проводилась изолированно – в отдельных странах Северной Америки, Европы и Австралии. Можно ли сказать, что ученые, слишком полагаясь на исследования, проведенные в западных – более образованных и богатых странах с высоким уровнем индустриализации – делают выводы и заявления, которые не работают в других частях мира? Два исследователя – Итан Портер из Школы СМИ и связей с общественностью Университета Джорджа Вашингтона и Томас Дж. Вуд из отделения политологии Университета штата Огайо – решили это выяснить.

Во вступлении к исследованию, опубликованному в сентябре этого года, ученые рассказали, что одновременно проводили эксперименты по продвижению фактчекинга в четырех странах – Аргентине, ЮАР, Нигерии и Великобритании, "резко отличающихся по уровню образования и экономики, а также по расовому составу населения". Исследователи стремились понять, варьируется ли возможность противостоять дезинформации для всех этих, разделенных границами и океанами, стран. Различным группам участников во всех четырех странах были представлены двадцать два утверждения, включающие два ложных заявления: о "глобальном похолодании" и о том, что соленая вода убивает COVID-19. В одних группах люди время от времени получали сообщения, содержащие мизинформацию, другие группы получали мизинформацию, а потом – сообщения с проверкой фактов, а третьи группы были контрольными. Участники каждой группы должны были определить, соответствует ли действительности то или иное утверждение, через две недели опрос проводился повторно.

Результаты исследования оказались обнадеживающими

– Проверка фактов работает. Участники из разных стран, которым после утверждений, содержащих мизинформацию, показывали сообщения о проверке фактов, демонстрировали "значительное повышение умения различать дезинформацию и реальные факты". В среднем, столкновение с проверкой фактов повысило умение различать факты и мизинформацию на 0,6 балла по пятибалльной шкале.

[Читайте также: В Нигерии медиапроект привлекает инфлюенсеров к борьбе с мизинформацией]

 

– Результаты также сохранялись в течение долгого времени. Более чем через две недели после того, как участники сталкивались с проверкой фактов, как минимум часть эффекта, связанного с повышенным вниманием к правдивости показанного контента, еще отмечалась.

– Развенчание ложных сообщений также не вызвало заметной "обратной реакции", связанной с усталостью от дезинформации. Результаты изменились всего на 0,07 балла по той же пятибалльной шкале. Авторы, однако, отметили, что результаты их исследования, скорее всего, отражают "нижнюю границу влияния дезинформации", поскольку представленный участникам контент не включал присутствующих в реальной жизни сигналов (например, не было источника информации, знакомого участника эксперимента).

– Хотя исследование показало, что столкновение с проверкой фактов улучшило точность выявления ложных сообщений во много раз больше, чем "обратная реакция" от столкновения с дезинформацией снизила ее, исследователи отметили, что дезинформация о COVID-19 воздействовала на участников сильнее, чем дезинформация, связанная со всеми остальными темами, включенными в исследование. "Сейчас особенно актуально, что столкновение с дезинформацией о COVID-19 для участников в трех из четырех стран ухудшило точность оценки информации, связанной с этой темой", – отмечается в публикации (исключением стала Великобритания).

Этот последний вывод – одна из причин того, почему ведущие специалисты по проверке фактов в Африке уделяют особое внимание борьбе с дезинформацией о COVID-19 в своих странах. Специалисты по проверке фактов, включая Энн Нгенгере из Viral Facts, Рабиу Альхассана из GhanaFact, Роуз Лукало-Овино и Энока Ньярики из PesaCheck, рассказали об обострившейся сложности этой проблемы – и об уроках, которые они усвоили, – на прошедшем 15 сентября мероприятии, организованном Code For Africa.

Модератор мероприятия – редактор PesaCheck Кэти Имани предположила, что связанная с вирусом неопределенность способствует тому, что люди легче верят дезинформации на эту тему.

"Мы видим, что правительства, власть и влиятельные лица предоставляют противоречивую и неверную информацию, а иногда даже разделяют странные убеждения или делают нелепые заявления, – сказала Имани. – Когда это связано с непонятными, и как кажется, загадочными вещами, люди склонны заполнять пустоту той информацией, которая у них есть. В таких случаях всплывают предположения, вера и предубеждения. И мы знаем, что если эти вещи распространяются бесконтрольно, то приобретают вирусную популярность".

Мизинформация распространяется так же быстро, как и сам COVID-19, препятствуя кампаниям, которые проводит общественное здравоохранение, мешая выборам, разрушая экономику и, конечно же, уносит жизни людей. В начале пандемии большая часть дезинформации о COVID-19 касалась способа передачи вируса, его симптомов, места возникновения и способов лечения. По словам Нгенгере, сейчас больше всего дезинформации связано с вакцинами. Она считает, что лучшая стратегия для специалистов по проверке фактов – стараться предугадать вопросы, которые могут возникнуть у аудитории. Это одна из причин, по которой она рекомендует использовать пояснительный контент.

[Читайте также: Strategies for countering the spread of misinformation]

 

"Если вы не будете заполнять информационные пробелы, когда они только возникают, то вам придется разоблачать дезинформацию уже после того, как она начала распространяться, – сказала Нгенгере. – Я думаю, что все специалисты по проверке фактов, присутствующие на этой дискуссии, согласятся со мной. Очень, очень трудно распространять верную информацию уже после того, как дезинформация начала распространяться и стала вирусной. В этом случае трудно добиться, чтобы точная информация стала такой же заметной, как и дезинформация, которую вы стремитесь развенчать".

Участники дискуссии подчеркнули важность партнерства, они рассказали о проектах сотрудничества с журналистами местных радиостанций – такие журналисты прошли тренинги по выявлению дезинформации, а также о программах по повышению цифровой грамотности населения. Присутствовавшие специалисты по проверке фактов также опираются на опыт друг на друга, сравнивая то, с чем сталкиваются их коллеги в других регионах. Это помогает заранее понять, какая дезинформация может укорениться в их собственных сообществах.

В частности, они внимательно следят за видео, опубликованными на английском языке в западных странах. Такие распространяющие мизинформацию видео переводятся на местные языки или сопровождаются комментариями на таких языках. Многие ИИ-технологии, нацеленные на выявление дезинформации в социальных сетях и WhatsApp, работают с английским и французским языками, но гораздо реже – с такими языками, как суахили, поэтому автоматически выявить дезинформацию на местных языках гораздо сложнее.

Code For Africa собирается продолжить проводить дискуссии по противодействию дезинформации. Сообщения о новых встречах можно найти в их аккаунте в Twitter.


Статья была опубликована на сайте Nieman Lab, публикуется IJNet с разрешения.

Фото: Lagos Techie с сайта Unsplash.