Использование практики "распределенного контента" ставит новые вопросы перед издателями новостей

АвторJames Breiner
Aug 22, 2016 в Предпринимательство в сфере медиа

Особое место среди важных событий, произошедших в области цифровой журналистики в 2015 году, заняла формирующаяся практика создания, распространения и монетизации новостей, получившая название "распределенного контента".

Это значит, что новостные организации передают свой контент таким платформам, как Facebook, не ставя при этом ссылок на свои веб-сайты. Благодаря этому пользователи смартфонов получают практически мгновенный доступ к контенту – им не нужно ждать пять-десять секунд (вечность для нетерпеливых пользователей мобильных устройств), пока он отобразится на экране.

Snapchat, запустившая в январе 2015 года канал Discover, была первой платформой, вступившей на эту новую территорию. В июне Facebook последовал ее примеру, запустив Instant Articles. Google, Instagram и Apple тоже не остались в стороне.

По мнению Джоша Констина из TechCrunch, эти социальные и технологические платформы руководствовались по крайней мере тремя причинами. Они не хотели, чтобы пользователи теряли интерес к контенту из-за слишком медленной скорости загрузки; стремились создать ситуацию, при которой пользователи не захотят переходить на другие платформы и останутся "в их собственном огороде", и, наконец, хотели использовать внимание аудитории, чтобы рассылать людям рекламу, учитывающую их личные вкусы, предпочтения и покупательские привычки.

Гонка за мобильными социальными платформами

Рост популярности распределенного контента – симптом перехода пользователей из Интернета на мобильные устройства. Всего за два года это изменило баланс сил в отношениях информационных организаций и платформ, которые распределяют их контент.

Ускоряясь с головокружительной скоростью, аудитория и доходы уходят к Facebook и Google. Составленный Институтом Reuters доклад Digital News Report 2016 приводит результаты опроса потребителей новостей, проведенного в 26 странах: 46 процентов респондентов получают новости из социальных медиа – по сравнению с 24 процентами, получающими их из печатных изданий.

Появление канала Discover платформы Snapchat и сервиса Instant Articles от Facebook стало для других платформ сигналом необходимости разработки своих собственных каналов для публикации распределенного контента. Цели запуска таких серверов остаются аналогичными: использовать созданный новостными организациями контент для привлечения большего количества пользователей, завоевания их лояльности и монетизации их внимания.  

Если вы не можете победить их...

Новостные организации, уже ослабленные потерей аудитории и доходов, поняли, что все больший процент их трафика приходит с таких посреднических цифровых платформ, как Facebook, Google, Snapchat, Instagram, Apple News и др. Фархад Манджу из The New York Times хорошо описал эту ситуацию, так же, как и Адам Фрейзер из Echo Junction.

Многим издателям пришлось понять, что им нужно совершить практически фаустовскую сделку: они отдают часть контроля над своим контентом в обмен на его лучшее распространение и получение некоторого дохода с платформ. Как будто бы им сказали: если вы не можете победить их, присоединитесь к ним. Тенденция широкого использования распределенного контента и растущее влияние цифровых платформ на распространение новостей уже породили интенсивные споры как внутри медиаиндустрии, так и за ее пределами.

Мэтью Инграм из Fortune предупреждает, что крупные медиабренды могут потерять свое индивидуальное лицо и значение, если передадут Facebook контроль над своим контентом. Эмили Белл из Колумбийского университета, возможно, лучше всех выразила опасения по поводу потери влияния новостных организаций в демократических обществах. Критики предупреждают, что принятие новых стратегий будет способствовать превращению СМИ в простых поставщиков контента для гигантских платформ.

Монополия на рекламу

В комментарии по поводу перехода аудитории на смартфоны и приложения главный редактор веб-сайта The Verge Нилей Пател рассуждает о том, как Google, Facebook и Apple позиционировали себя, чтобы монополизировать цифровую рекламу. По его мнению, эти три компании в подавляющем большинстве настолько доминируют в деле распространения целевой цифровой рекламы, что небольшие независимые издатели не могут с ними конкурировать.

В качестве доказательства того, что в будущем в Интернете станут доминировать такие гигантские платформы, оставляя все меньше места для независимых цифровых изданий, Пател напомнил о закрытии GigaOm и The Dissolve, а также о трудностях, с которыми сталкивается The Awl.

Кто же будет осуществлять функцию вочдог-журналистики?

Возможно, этот переход к распределенному контенту – заключительный этап эволюции СМИ: от роли лидеров в общественном диалоге к роли простых производителей контента для гигантских интернет-платформ.

Какие институты будут действовать в противовес существующим политическим и деловым интересам, если традиционные медиа ослабнут? Какие СМИ будут выступать в качестве защитников общественных интересов?

Крупные интернет-платформы явно не желают признавать, что они теперь становятся издателями новостей, и принимать на себя всю меру связанной с этой ролью ответственности, выходящей далеко за рамки необходимости удовлетворять только интересы своих акционеров. По словам Белл, для них настало время брать на себя эту ответственность.

Это сообщение первоначально было опубликовано в блоге Джеймса Брейнера News Entrepreneurs. Перепечатано IJNet с разрешения.

Фотография принадлежит Silke Remmery, лицензия CC сайта Flickr.