Интервью с Алисой Соповой: уроки украинских медиа

АвторSam Berkhead
Aug 3, 2018 в Специальные темы

Дезинформация и фейковые новости распространяются по всему миру, и в каждой стране журналисты ищут решение этой проблемы. 

И Украину в этом смысле можно назвать в числе стран с самой сложной ситуацией. Ведь медиа этой страны, с 2014 года вынужденные широко реагировать на российскую информационную войну с братским народом, в эмоциональной форме освещают сепаратистский конфликт в Донбасском регионе. В результате истории трех с половиной миллионов человек очень часто искажаются или теряются из поля зрения журналистов и аудитории.  

В течение последних четырех лет работа журналистки из Донецка Алисы Соповой посвящена решению этой проблемы. Когда в Восточной Украине разразился конфликт, она начала сотрудничать с международными медиа как репортер-фрилансер и продюсер.

Сейчас она работает по приглашению в Центре Дэвиса (Центре российских и евразийских исследований) при Гарвардском университете, способствуя продвижению сбалансированной и объективной журналистики и противодействуя искаженной информации и пропаганде.

IJNet поговорил с Алисой об украинских медиа, борьбе с фейковыми новостями и о том, чему журналисты, работающие в других странах, могут научиться на примере этой – часто неправильно понимаемой – страны.

IJNet: Как бы вы описали ситуацию со свободой прессы в современной Украине?

Алиса Сопова: В Украине есть прогрессивные медиа, освещающие такие темы, как коррупция и конфликт на востоке страны. Их аудитория в основном ограничена образованными представителями среднего класса, живущими в городах. Остальная часть населения потребляет продукцию популярных СМИ, заинтересованных главным образом в развлечении и публикующих простые материалы – часто в интересах контролирующих их бизнес-групп.

Конфликт в Донбассе поставил серьезные проблемы перед украинской журналистикой, и, к сожалению, мы не очень хорошо справляемся с ними. Освещение этих тем, практически без влияния правительства, быстро стало крайне предвзятым и пропагандистским. Одна из самых тревожных тенденций – отказ от освещения всего, что происходит на не контролируемой государством территории (и объявление государственной изменой любых попыток сделать это), – и сосредоточенность только на военной части конфликта. Люди, живущие в конфликтных зонах, – их страдания и нарушения прав человека, – часто полностью игнорируются либо описываются как подозрительные субъекты, возможно, пособники врага.      

Но есть и независимые, качественные медиа: наиболее популярный пример – Громадское ТВ. Бюджет и возможности вещания таких СМИ часто ограничены, потому что они говорят о проблемах, существование которых многие отрицают.

Как украинские медиа справляются с угрозами, с которыми им приходится сталкиваться?

Обычно помогает привлечение внимания общественности. Когда коллеги сталкиваются с угрозами или преследованиями, журналисты часто выступают в защиту друг друга, активно освещают такие истории и т. д. Но это не всегда так, если подвергшиеся угрозам журналисты принадлежат к противоположному политическому лагерю.  

В Украине есть хорошо развитая сеть журналистских неправительственных организаций. Они достаточно хорошо отслеживают вопросы свободы слова и помогают противостоять угрозам. Мы очень благодарны таким местным и международным организациям, которые проводят тренинги по безопасности и предоставляют работающим в зонах конфликтов журналистам бесплатные наборы средств безопасности.

Чему журналисты, живущие в других регионах, могут научиться у журналистов Украины?

В 2014 году украинские журналисты сталкивались с реальной смертельной опасностью в экстремальных условиях. Я сама несколько раз уцелела только чудом. В США журналисты жалуются, что не чувствуют себя в безопасности, потому что президент неуважительно о них отозвался. Если ты журналист, почему для тебя становится проблемой, если кто-то разозлился на тебя за то, что ты написал? Когда люди говорят об опасности и угрозах, я советую им отправиться куда-то, где люди живут в по-настоящему опасной ситуации, и поговорить с этими людьми – и написать о них.

Что украинские журналисты делают, чтобы противостоять фейковым новостям? Для западного мира наиболее яркий пример такой борьбы – StopFake. Не могли бы вы рассказать, как украинские журналисты используют последовательное освещение событий на местах для борьбы с дезинформацией?

В большинстве случаев украинские медиа не могут противопоставить российской дезинформации ничего лучше, чем собственная дезинформация, особенно при освещении событий на неподконтрольных государству территориях. Они просто берут информацию из социальных медиа, никак ее не проверяя, приправляют собственными соображениями и публикуют. В результате украинский медиаландшафт переполнен эмоциональными, часто ничего общего с правдой не имеющими и абсурдными историями о том, что происходит на территории сепаратистов.

StopFake хорошо опровергает фейковые новости, анализируя информацию, но это не очень помогает исправить ситуацию. Во время нынешнего кризиса дезинформации фейковые истории обращаются к чувствам, а не к логике, люди ищут подтверждения тому, во что они уже верят. Логические аргументы не работают.

Есть несколько положительных примеров того, что вы называете "последовательным освещением событий на местах". Один из недавних – документальный фильм Громадского ТВ The Secret Compound. Авторы фильма исследовали случаи незаконных задержаний людей спецслужбами Украины. Они поговорили с теми, кто утверждает, что подвергся незаконным задержаниям, и попросили их описать, как выглядит центр, где их содержали. Затем авторы сопоставили эти описания, сравнили их с реальностью и обнаружили совпадения, что помогло подтвердить, что люди действительно были в этом месте. Эта стратегия – сравнение заявлений правительства с результатами тщательно проведенных расследований, обращающих внимание на мельчайшие детали, и разговоры с обычными людьми – хорошо работает, и украинские журналисты прогрессивных медиа часто ее используют.

Что нужно сделать, чтобы международное освещение событий русскоговорящего мира перешло от сенсационных заголовков к освещению тем, реально влияющих на ежедневную жизнь людей?

Было бы хорошо, если бы международные медиа больше работали с местными журналистами – и заключали бы с ними контракты – использовали их не просто в качестве фиксеров, но и авторов контента. Я сама была фиксером – и знаю очень хорошо, как часто западные журналисты приезжают в такие места, как Восточная Украина, только для того, чтобы подтвердить уже сложившиеся представления. Часто такие журналисты рассказывают о местных жителях как об экзотических существах и пропускают важную информацию.

Это интервью было отредактировано и сокращено для ясности.

Верхняя и третья фотографии сделаны Анастасией Тейлор-Линд.

Вторая фотография предоставлена Альваро Ибарра Завалой.