Интервьюирование беженцев – деликатная задача, требующая уважения и понимания

АвторSherry Ricchiardi
Apr 27 в Специальные темы

Мир переживает худший со времен Второй мировой войны кризис, связанный с наплывом беженцев. По данным ООН около 60 миллионов человек уже убежали из раздираемых насилием регионов Азии, Африки и Ближнего Востока, и потоку этому не видно конца.

Готовы ли журналисты к работе с жертвами этих событий и теми, кто спасся, убежав из самых опасных для людей регионов нашей планеты в XXI веке? Это очень непростая задача.

Как репортеру просить людей, переживших ужас, шок и страх, вновь вспоминать о выпавших им тяжелых испытаниях? Есть ли правильные способы общения с теми, кто пережил насилие? Когда допустимо поднимать в разговоре эти болезненные темы?

Я думала об этом в июне 1999 года, сидя в палатке с беженцами из Косово, пережившими опасное путешествие по ненадежным горным дорогам, спасаясь от мародерства сербских солдат. Тысячи беженцев, перейдя границу Македонии, нашли приют в Блаце, где их приняли, накормили и предоставили убежище.

Я мучительно размышляла о том, как проводить с этими людьми интервью, не заставляя их заново переживать травму. Насколько подробно мне следует расспрашивать о жестокостях, свидетелями которых они стали? Если они заплачут, нужно ли мне остановиться? Могу ли я что-то сделать, чтобы утешить их? Я руководствовалась правилом "прежде всего, не навреди".

В течение двух дней я слушала истории о сожженных деревнях, изнасиловании местных женщин и множественных казнях. Временами я плакала с ними и успокаивала свою совесть, предлагая им пакеты орехов, чая и сушеного инжира.

В Блаце же я не поверила своим глазам, когда увидела, как репортер подошел к группе молодых женщин-беженцев и спросил: "В вашей деревне кого-нибудь изнасиловали?" Женщины залились слезами и убежали. Такие вещи могут нанести большой вред.

Ниже приведены советы по интервьюированию жертв насилия, составленные Дарт-центром журналистики и травмы, Европейской федерацией журналистов (EFJ) и другими экспертами.

В феврале Дарт-центр опубликовал статью об освещении связанного с наплывом беженцев кризиса, включающую советы по проведению интервью от британского психолога Кэти Робьянт, работающей с жертвами нарушений прав человека, и от четырех других журналистов, имеющих опыт подобной работы.

Робьянт подчеркнула важность понимания признаков травматизации.

"Если люди начинают плакать, если их дыхание учащается или если вы замечаете, что они смотрят на дверь или беспокойно озираются по сторонам, это может быть признаком того, что они не чувствуют себя в безопасности. Возможно, то, о чем вы говорите, напоминает им о травме, – сказала Робьянт. – В таком случае нужно остановиться и спросить, все ли в порядке, можно ли продолжать интервью и можете ли вы сделать что-нибудь, чтобы помочь им чувствовать себя более комфортно".

Робьянт призывает журналистов прилагать все усилия, чтобы дать интервьюируемым понять, что они сами контролируют ситуацию, они не должны отвечать на вопросы и могут закончить интервью в любое время.

Автор опубликованной на сайте Дарт-центра статьи Раниа Саллоум, редактор политических новостей немецкого веб-сайта Spiegel Online, советует журналистам "видеть людей, а не беженцев и работать с сочувствием и уважением, а не с жалостью и снисходительностью".

В декабре 2015 года блог EFJ подчеркнул важность установления взаимопонимания во время интервью: "Качество полученной информации зависит от вашей способности установить доверительные отношения".

Справочник "Освещение травмы", изданный Radio for Peacebuilding Africa, предлагает полезные советы, помогающие в проведении интервью и понимании воздействия травмы. Вот некоторые примеры.

  • "Травматические события происходят с людьми без их разрешения. Ответственные журналисты должны убедиться, что люди, пережившие трагедию, добровольно дают свое согласие на сотрудничество на каждом этапе работы над историей. Никто не должен давать интервью по принуждению".
  • "Не начинайте с трудных вопросов. Расспросите у людей, переживших травму, об их жизни, прежде чем спрашивать о наиболее болезненных моментах. Если вы берете интервью у человека, пережившего массовые убийства, можно начать с вопроса: "Расскажите о своей деревне, о том, как жизнь там выглядела до конфликта". Это поможет человеку расслабиться".

И последнее: я веду семинары, посвященные тому, как проводить интервью с жертвами насилия, и написала статью об этом для изданного ICFJ руководства "Освещение стихийных бедствий и кризисов". Один из лучших советов, которые я могу дать, – никогда не спрашивайте: "Как вы себя чувствуете". Никогда не говорите: "Я знаю, что вы должны чувствовать".

Просто представьтесь и дайте человеку понять, что сочувствуете ему. Можно сказать: "Очень жаль, что вам пришлось через все это пройти". Воспоминание о травме – очень тяжелое переживание. Дайте героям ваших интервью понять, что вы цените их готовность поделиться с вами своими историями.

Доброта в ее простых проявлениях – вы можете предложить бутылку воды или помочь отнести тяжелые вещи – способствует укреплению доверия.

Изображение – United Nations Photo, лицензия CC сайта Flickr.