Content supported by

Журналист месяца IJNet: Эдгард Мацуки

АвторRenata Johnson
Jun 16 в Расследовательская журналистика

Журналист из Бразилии Эдгард Мацуки мечтал об этой профессии с раннего возраста. Но поскольку семья не могла платить за его обучение в колледже, потомок японских иммигрантов Мацуки решил отправиться в Японию и найти работу на промышленном предприятии.

За три года Мацуки почти забыл о своей мечте стать журналистом, но потом его стали мучать приступы тревоги. Он вернулся в Бразилию и смог поступить в государственный университет. "С этого момента я никогда не оставлял журналистики и никогда не испытывал приступов тревоги", – говорит он.

В 2012 году он заметил тенденцию роста количества ложной информации в Интернете и решил создать веб-сайт Boatos.org (Boatos по-португальски значит "слухи"), целью которого была борьба со слухами.

"Я слежу за всеми публикациями IJNet, которые касаются фейковых новостей, это помогает мне улучшить работу Boatos.org", – рассказывает Мацуки, который начал использовать IJNet, еще учась в колледже.

Сегодня, кроме организации работы Boatos.org, Мацуки работает репортером и редактором Brazilian Communication Company (EBC), а также получает второе образование. Он часто засиживается за полночь, проверяя новости, которые кажутся ему подозрительными.

IJNet: Что привело вас к созданию Boatos.org?

Мацуки: Моей специализацией в журналистике было поведение людей в социальных сетях. Во время работы я часто сталкивался с большим количеством ложной информации. Это началось в 2012 году, когда к фейковым новостям еще не относились так серьезно, как сейчас. Я запустил Boatos.org в 2013 году, потому что хотел начать собственный проект и понимал необходимость борьбы со слухами в Интернете. Это был первый фактчекинговый веб-сайт, созданный журналистами в Бразилии. Я уже понимал, что слухи становятся проблемой, но только со временем я осознал масштаб и опасность этой проблемы.

Какой общественный резонанс имеет ваш веб-сайт?

Я не думал, что Boatos.org будет таким успешным. За прошедший год мы получали в среднем 1,5 миллиона просмотров страниц в месяц, у нас 105 000 подписчиков на Facebook, 3 000 в Twitter и 13 000 – на WhatsApp. Кроме того, мы получаем десятки сообщений с благодарностями за нашу работу. Мы видим, что каждый слух, каким бы незначительным он ни был, всегда ударяет по кому-то.

Есть ли у вас в редакции отдел бизнеса или маркетинга?

Наше основное внимание посвящено созданию контента и работе с инструментами, помогающими привлекать аудиторию. Первоначально нашей целью было сделать так, чтобы нас было легко найти в Google. Сейчас, благодаря большому сообществу наших подписчиков, мы меньше зависим от поисковых систем.

Наша команда включает еще двух сотрудников – Хеллен Бизерру и Кэрол Лиру. Я также пишу материалы и занимаюсь всем остальным, включая рекламу. Сейчас мы сотрудничаем с сервисом контекстной рекламы AdSense и другими агентствами, автоматически ставящими рекламу на наш сайт. Это и хорошо, и плохо: хорошо, что нам не нужно напрямую общаться с рекламодателями, и это не отражается на том, как люди воспринимают наш контент. Плохо то, что мы не получаем за это прибыли.

Как вы проверяете слухи?

Нам очень помогают читатели. Мы ежедневно получаем около 500 сообщений через WhatsApp и около 20 историй, которые нас просят проверить.

Первое, что я делаю, – проверяю, как распространялся этот контент. Я сравниваю, сколько людей отправили нам сообщения, сколько людей ищут информацию по этой теме на нашем веб-сайте (для этого я использую Google Analytics) и как широко тема обсуждается в социальных сетях. Основываясь на этих данных, мы выбираем, что анализировать.

Затем мы тщательно изучаем контент. Я читаю новость как минимум три раза и делаю заметки. Существуют признаки, типичные для фейковых новостей: орфографические ошибки, отсутствие ссылок на источники, которые можно было бы проверить, предупреждение о некой угрозе или тревожной ситуации и просьба делиться этим контентом. Мы пытаемся ответить на "5 вопросов" и ищем в Google источники новости. Мы также выполняем поиск по изображениям.

Если мы видим, что никто до сих пор не опроверг эту новость, мы используем технику сведения к абсурду или ищем дополнительную информацию и пытаемся связаться с источниками. Если и после такой проверки мы не уверены, что имеем дело с ложной информацией, мы ее не публикуем. Мы пишем только о той информации, в ложности которой уверены.

Расскажите о самой сложной своей работе

В марте, когда в Бразилии возникла массовая истерия из-за игры "Голубой кит", нам пришлось проделать большую работу. В сети распространилось много фейковых историй об этой игре, которая своей известностью тоже обязана фейковым новостям. Обычно мы публикуем 2-3 статьи в день. В этот раз были дни, когда мне приходилось опровергать по шесть ставших вирусными фейковых новостей, связанных с игрой. Столкнувшись со штормом ложных новостей, я создал опрос, где попросил читателей задавать вопросы, связанные с этой игрой, а затем написал статью, в которую включил 15 таких вопросов и ответы на них.

Что бы вы посоветовали другим журналистам?

Часто самые вредоносные слухи, циркулирующие в Интернете, появляются в результате недостаточной проверки и безответственного распространения контента способом "скопируй и вставь". Делясь слухами в Интернете и скрывая источники такой информации, вы помогаете распространять дезинформацию.

Это интервью было сокращено и отредактировано.

Фотография предоставлена Эдгардом Мацуки, автор фото – Густаво Минас.