Журналист месяца IJNet: Натали Сойса

АвторTaylor Mulcahey
Nov 06 в Расследовательская журналистика
Natalie Soysa

Журналистка-фрилансер Натали Сойса не собиралась резко менять свою карьеру. Она родилась в Шри-Ланке и во время гражданской войны в этой стране работала в рекламном бизнесе. Она со стороны смотрела на происходящее, и ей хотелось как-то воздействовать на события.

"Мне было тяжело сознавать, что я не могу использовать свой голос, чтобы делать что-то более важное, чем продажа зубной пасты, – рассказывает Сойса. – Поэтому я ушла из рекламы".

Однажды на исходе войны она отправилась на рок-концерт, взяв с собой фотокамеру – и это решение навсегда изменило ее жизнь. Вдохновившись речами музыкантов, говоривших о том, что происходит в стране, она начала делать фотографии.   

"С этого момента началось мое путешествие, – признается она, – я пыталась запечатлеть жизнь людей, создающих неофициальное искусство, потому что они говорили о том, о чем мы хотели слышать".

С тех пор она научилась использовать мультимедиа и выработала собственный стиль в сторителлинге. Хотя музыка – до сих пор одна из ее любимых тем, работы Сойсы также посвящены социальным и политическим проблемам. В последнее время она работает с объемными, требующими больших временных затрат проектами, включая работу для Royal Geographic Society, посвященную живущим в городе мигрантам, и проект для Международного центра этнических исследований (International Center of Ethnic Studies).

alt text

"Они проводили рассчитанное на два года исследование, посвященное экономическим возможностям для женщин, переживших войну в Шри-Ланке, – а это в основном северная часть страны, – рассказала Сойса. – Я поняла, что невозможно рассматривать экономическую тему изолировано, и у меня получились многосторонние целостные истории о жизни женщин на севере Шри-Ланки после войны".  

Опыт работы в рекламе пригодился Сойсе, когда она занялась журналистикой. Она уже умела писать тексты, создавать видео и использовать другие инструменты визуализации. По ее словам, остальному она научилась сама. Так, ей самой пришлось разрабатывать детали процесса сторителлинга – и в этом ей помогли такие сайты, как IJNet.

IJNet поговорил с Сойсой о ее работе, мастерстве сторителлинга, советах для молодых журналистов и о том, как недавние события в Шри-Ланке – включая конституционный кризис – могут повлиять на жизнь журналистов.  

IJNet: Над какими проектами вы работали в последнее время?

Сойса: В январе я закончила работу над длившимся полтора года исследованием, вылившимся в объемный материал, посвященный человеческим зоопаркам и тому, как эра человеческих зоопарков повлияла на Шри-Ланку. Я знала, что много исследований посвящено влиянию этого явления на африканский континент – торговле рабами, человеческим зоопаркам, шоу уродов, и тому, как это повлияло на африканский континент в целом. Гораздо меньше работ было посвящено влиянию на азиатские страны. Чем больше исследований я проводила, тем больше убеждалась, что Шри-Ланка была связана с эрой человеческих зоопарков. На самом деле один из крупнейших создателей человеческих зоопарков владел землей в нашей стране, где он устраивал выставки людей до того, как отправить их в зоопарки по всему миру.

Такого рода истории заставляют вас пересматривать свои представления об идентичности. Например, выходцы из Шри-Ланки живут в бедных общинах по всему миру – их предков отправили в эти места для участия в человеческих зоопарках, и они остались там жить. Спустя поколения потомки этих людей ставят под сомнение свою идентичность, и такие вещи действительно интересно изучать, потому что в мире сегодня много говорится о миграции – это модное слово – и мы смотрим на это, как на массовое явление, не представляя историй отдельных людей. 

По-моему, рассказывать такие истории с точки зрения отдельных людей, "гуманизировать" их очень важно, и важно говорить не только о современных историях – ведь люди мигрировали по всему миру столетиями. Я думаю, что вместо разговора о современном кризисе, важно дать аудитории более широкое представление о том, что это значит – переехать в другое место из страны, в которой ты родился, и как это отражается на твоем представлении о себе самом и о своей идентичности.

Natalie Soysa

Каково это – быть женщиной и работать в Шри-Ланке фотографом и журналистом?

Жизнь журналистов в Шри-Ланке была нелегкой, особенно во время войны и последующих пяти-шести лет. А также при нашем предыдущем правительстве. Журналисты пропадали, их убивали и арестовывали, поэтому через некоторое время оставшиеся уже не хотели говорить о проблемах. Такие вещи заставляют журналистов жить в страхе.

Быть женщиной в Шри-Ланке в наше время очень трудно. Только за последние два года под сомнение было поставлено наше право покупать алкоголь и то, как женщины могут одеваться, когда забирают детей из школы.

Map image projected over body

 

 

Как вы справляетесь с этими трудностями?

Иногда я очень сержусь. Я думаю, большая часть моей работы исходит из этого гнева – так что, может быть, это хорошо. В какой-то момент ты очень расстраиваешься оттого, что ничего не делается, и сердишься все больше и больше – пока из этого гнева не рождается работа. В моем случае чаще всего это фотографии, но иногда это и фотографии, и текст. Я чувствую, что злость нужно как-то выразить, и мои мысли проясняются, когда мне удается запечатлеть их в фотографии.

Какой совет вы могли бы дать молодым или начинающим журналистам?

Найдите свою историю, а потом – свой собственный голос, чтобы ее рассказать, потому что истории могут быть рассказаны сотней разных способов. А эта история должна что-то для вас значить.

Я не думаю, что могу написать материал, если я каким-то образом не стану частью этой истории. Даже в журналистике поиск своей идентичности очень важен.

Политический климат в Шри-Ланке изменился за последние пару недель. Расскажите, чему вы становитесь свидетелем и как, по вашему мнению, эти перемены повлияют на вас, как на журналиста?

Политическая ситуация в Шри-Ланке очень сильно изменилась. Неконституционная смена правительства и приостановка работы парламента поставила страну в ситуацию неразберихи. Единственная разница, которую я вижу в этот раз, – люди отказываются жить в страхе. Медиа и организации гражданского общества продолжают пользоваться правом на свободу слова, независимо от потенциальных последствий, подобных тем, с которыми мы столкнулись три года назад. Я чувствую, что сейчас нужно персонализировать дискуссию, чтобы привлечь больше людей. Мы привыкли связывать проблемы с "массами", не обращая внимания на отдельные истории и мотивацию отдельных людей.

Сейчас нам необходимо участие всех жителей острова, чтобы защитить нашу конституцию. Я чувствую, что моя обязанность – вовлечь в демократический процесс как можно больше людей, напоминая им, что наше наследие – это пересечение, а не модный дух национального превосходства, о котором нам говорят. Это должно быть нашей основной темой, потому что это наша правда.

Это интервью было отредактировано и сокращено.

Фотография предоставлена Натали Сойсой.