Журналист месяца IJNet: Насех Шекер

Автор Taylor Mulcahey
Dec 9, 2019 в Журналист месяца
Shaker near Ketaf Rural Hospital in Ketaf district, Saada, Yemen

Насех Шекер окончил университет в Амране, Йемен, в 2015-м – в том самом году, когда возглавляемая Саудовской Аравией коалиция начала военную кампанию против повстанцев-хуситов, пытавшихся свергнуть правительство Йемена.

Эта гражданская война продолжается и сегодня. Изучавший в университете английский язык Шекер надеялся найти работу репортера, но не смог – в 2015-м журналистика в Йемене переживала тяжелые времена. Ему было стыдно, что он не может найти работу по специальности: ведь Шекер был одним из лучших студентов курса. Поэтому он продолжал искать возможности изменить ситуацию. На сайте Coursera он нашел курс "Английский для журналистов".

Благодаря этому курсу, он узнал об JNet и других платформах, которые способствовали его профессиональному росту, помогли усовершенствовать важные навыки и больше узнать о фрилансинге. Шекеру удалось получить финансовую поддержку, благодаря которой он смог пройти и другие курсы на платформе Coursera.

Позже он предложил тему фрилансинга для живого чата IJNet (#IJNetLive) и начал посылать свои питчи международным англоязычным новостным организациям. За два года его статьи публиковали Al Jazeera EnglishMiddle East EyeAl-MonitorVoice of America и другие издания. 

В раздираемой войной стране его материалы возвращались к одной теме – чем людям приходится платить за военный конфликт. От закончившейся смертью многих детей атаки на школьный автобус, развозивший мальчиков, до подготовки к мусульманскому празднику, эпидемии холеры в стране и трудностей, с которыми сталкивается йеменская пресса, – работы Шекера рассказывают о различных сторонах продолжающейся войны.

Его работа не оставляет сомнений: быть журналистом в Йемене непросто. Шекеру ежедневно приходится сталкиваться с насилием и травмами, а также с дезинформацией о своей профессии. По его словам, поскольку многие медиа в стране представляют интересы каких-либо групп, читатели скептически относятся к работе фрилансеров, так как те не поддерживают ни одну из сторон конфликта.

Хотя у Шекера есть журналистское образование, часто он чувствует, что не готов к работе, которую ему приходится делать, – особенно потому, что, будучи фрилансером, он не может опереться на помощь редакции.

"В Йемене сейчас разразился крупнейший гуманитарный кризис, и журналисты заслуживают поддержки и помощи, – сказал он. – Из-за ограничений для местных журналистов нам трудно выезжать из страны, а иностранцам – приезжать к нам".

Мы поговорили с Шекером о его работе, проблемах, с которыми ему приходится сталкиваться и его советах журналистам – особенно тем, кто работает в зонах конфликтов.

Naseh Shaker after interview a father who lost his two sons
Шекер после интервью с человеком, потерявшим двух сыновей в результате атаки на школьный автобус.

IJNet: Вы рассказывали, что у вас часто не было доступа к необходимым ресурсам. И международные организации, на которые вы работаете, не помогали вам справиться с этой проблемой. Доступ к каким ресурсам вы хотели бы получить?

Шекер: Я бы хотел, чтобы такие организации обучали фрилансеров основам безопасности – о такой возможности я узнал благодаря IJNet – и о других подобных вещах – например, о страховании жизни, когда нам приходится отправляться в зоны военных конфликтов. Когда я ездил на границу с Саудовской Аравией и работал над материалами для Middle East Eye (MEE), Al Jazeera English (AJE) и Al-Monitor, ни одна из этих организаций не предоставила мне инструкций по самозащите и безопасности.

MEE и AJE оплатили мне транспортные расходы на дорогу от Саны до Саады – около 250 километров – а сайт Al Monitor этого не сделал. И самое важное – ни одна из этих организаций не предоставила мне пуленепробиваемого жилета и не предложила инструкций по безопасности, хотя по моим фотографиям видно, что я не ношу такого жилета. Я даже не смог одолжить его у кого-нибудь из журналистов – десятки моих коллег работают совсем без защиты.

Как вы справляетесь с собственной травмой после работы в зоне войны?

Травматические переживания действительно мешают мне – и всем другим журналистам, работающим в Сане. Потому что здесь нет организаций, к которым мы могли бы обратиться в случае, если нам угрожают или если мы подвергаемся преследованиям. У меня даже нет журналистского удостоверения или лицензии.

Я живу в Сане уже почти четыре года, и за это время был свидетелем различных зверств. По правде говоря, не проходило и месяца, чтобы я не подвергался преследованиям или не переживал травматический стресс. Я сталкиваюсь с травмой на местах военных действий, когда встречаюсь с жертвами войны и их родственниками, а также подвергаюсь преследованиям со стороны полиции и властей, а иногда и обычных граждан.

Shaker near a detention center hit by Saudi-led air strike in Dhamar province
Шекер стоит возле больницы, пострадавшей от авианалета сил Саудовской Аравии, в провинции Саада на севере Йемена.

Что вы можете посоветовать начинающим журналистам, особенно тем, кто, как вы, работает в сложной обстановке?

Мой совет – будьте терпеливыми. Когда Al Jazeera не приняла два моих питча, я не сложил руки. Я начал работать для другой новостной организации. Просто держите глаза открытыми и двигайтесь вперед. Не останавливайтесь. Если одна дверь закрывается, есть другие, которые остаются открытыми. Так произошло со мной. А теперь мои работы публикуются в шести новостных изданиях. А я продолжаю искать возможности сотрудничества с новыми, например, с Reuters и AFP. Пока они не приняли моих питчей, потому что работают в Сане с арабским фиксерами и фрилансерами. Поэтому я предлагаю свои работы CNN, The New York Times и The Washington Post. 


В работе над этой статьей принимала участие Линдси Бренеман.

Статья была переведена с английского языка с сокращениями. 

Все фотографии предоставлены Насехом Шекером.