Директор CEJ: Этика помогает журналистам, освещающим случаи сексуального насилия, избегать сенсационности

АвторSahar Majid
Aug 17, 2016 в Специальные темы

IJNet организовала две беседы с Камалем Сиддики, опытным пакистанским журналистом и директором Центра передового опыта в области журналистики (CEJ). Сиддики проводит в Пакистане тренинги для журналистов и планирует организовать первую в истории страны магистерскую программу по журналистике.

Одна из целей CEJ (работающего при поддержке Международного центра для журналистов) – предоставление практических тренингов пакистанским журналистам и помощь им в привлечении аудитории. Ниже приводятся отрывки из разговоров IJNet с Камалем Сиддики, посвященных общей проблеме, стоящей перед редакциями всего мира: использование в журналистской практике сенсаций для привлечения внимания к контенту. По словам Сиддики, эту тему можно исследовать на примере освещения в пакистанских СМИ случаев, связанных с сексуальным насилием.

IJNet: Как журналистам понять, что они имеют дело с сенсационно освещенной историей?

Сиддики: Погоня за сенсацией – это когда вы вырываете историю из контекста или придаете ей иной смысл. В Пакистане этим занимаются многие журналисты – в основном потому, что такие вещи легко использовать для поднятия рейтинга. И это проблема, потому что в результате мы получаем истории, несущие ложную информацию. Это идет вразрез с целями журналистики. 

Некоторым авторитетным в Пакистане медиаорганизациям недостает внимания к этическим стандартам при освещении случаев насилия. Например, в переданной в 2010 году каналом Dawn News новости об изнасиловании медсестры было показано лицо жертвы, находящейся на больничной койке. В 2013 году, когда в Лахоре была изнасилована пятилетняя девочка, было обнародовано не только ее имя, ее лицо было показано зрителям, и ее отец дал интервью по телевидению. Как в Пакистане работает закон о защите жертв насилия? Если журналисты или новостные организации нарушают его, будет ли это иметь для них серьезные последствия?

Сообщение имен жертв насилия или интервьюирование членов их семей не являются уголовными преступлениями. Это скорее имеет отношение к этике, чем к закону. У нас есть закон о дискриминации, но он слаб, и его редко исполняют в Пакистане. Но мы видим, что с течением времени, проводя обучение, способствуя повышению осведомленности и привлекая к процессу директоров и редакторов новостных изданий, мы добились того, что практика обнародования имен жертв изнасилований или имен несовершеннолетних, вовлеченных в любые преступления, свелась к минимуму. Некоторые газеты и телеканалы продолжают это делать, чтобы повысить рейтинги, но такие СМИ сейчас находятся в меньшинстве.

Можно ли, по вашему мнению, сказать, что освещать связанные с сексуальным насилием случаи в печатных СМИ проще, чем на телевидении?

Да, это так. Телевидение требует больше визуальных эффектов и деталей. Кроме того, качество вещательной журналистики оставляет желать лучшего. Журналисты этих СМИ получают недостаточную подготовку. Но сейчас все меняется.

Как вы думаете, в чем причины такой ситуации?

Самая большая проблема – отсутствие профессиональной подготовки в области этики и права. У большинства журналистов в Пакистане нет высшего образования. Очень немногие имеют какую-то профессиональную подготовку. Мы пытаемся работать с этой проблемой, используя ряд платформ. В CEJ мы проводим ежемесячные курсы для журналистов, в которые включаем темы законности и этики, а также безопасности для СМИ – сегодня это две основные проблемы для медиа Пакистана. Существуют и другие платформы, помогающие решать эти вопросы, например Коалиция за журналистскую этику и Пакистанская коалиция за безопасность СМИ.

В произошедшем в 2010 году случае с медсестрой женщина была изнасилована врачом в его кабинете. В сюжете об этой истории репортер Dawn TV сказал: "Нужно ответить на вопрос: почему медсестра пошла в кабинет врача?" При этом его тон был очень осуждающим. Как, по вашему мнению, социальные ожидания влияют на освещение в медиа случаев изнасилования?

Женщины составляют всего около 5 процентов работающих в Пакистане журналистов. Но эта цифра меняется – в профессию приходит все больше женщин. Я согласен, что женщины подходят к освещению таких историй более деликатно. В моем опыте был случай, когда мне пришлось просить женщину-репортера сделать материал об изнасиловании, после того, как мужчина – криминальный репортер уже сделал типичный, включающий критику жертвы, материал на эту тему. Это пример того, как освещение событий может меняться в зависимости от того, кто рассказывает историю. Более сложная задача – добиться, чтобы все репортеры – и мужчины, и женщины – умели деликатно подходить к освещению таких тем.

Думаете ли вы, что если журналисты будут получать соответствующую подготовку, это поможет существенно изменить освещение случаев насилия в Пакистане?

Да, я в это верю.

Какие основные компоненты должны включать программы подготовки журналистов, освещающих случаи сексуального насилия?

Этика. Закон. Безопасность для медиа. Я бы также порекомендовал пройти консультации для журналистов, освещающих ситуации, связанные с травмами.

Интервью с Камалем Сиддики было отредактировано и сокращено.

Основное изображение Darren Shaw, лицензия CC сайта Flickr.