Как Factcheck.kz продвигает медиаграмотность во времена катаклизмов

Jun 24, 2022 发表在 Освещение кризисов
Factcheck.kz

Война в Украине, протесты в Казахстане, революция в Беларуси — такие громкие события провоцируют резкий рост поляризации в обществе. В казахском проекте Factcheck.kz считают, что преодолеть его можно с помощью логики и проверенной информации. 

Низкий уровень медийной грамотности — проблема Казахстана

Factcheck.kz — это первое фактчекинговое медиа в Центральной Азии. История сайта началась в 2014 году, после Евромайдана и революции в Украине. Тогда казахский журналист и редактор Адиль Джалилов решил увидеть все своими глазами. Вернувшись домой, он поразился, насколько по-разному люди отнеслись к тем событиям.

"Я увидел, что все переругались. Майдан далеко, но в какой-то степени мы русскоязычная провинция. Мы очень подвержены российской пропаганде, особенно в регионах", — считает Адиль Джалилов.

Низкий уровень медийной грамотности — проблема Казахстана, отмечает собеседник. В этой ситуации ему не хватало "маяка в журналистике" — авторитетного медиа, которое публикует подтвержденные факты. В поисках ответа на вопросы он стал изучать жанр фактчекинга и понял: это то, что надо, и решил создать первое фактчекинговое медиа в своем регионе.

"Мне, как олдскульному журналисту, сейчас скучно заниматься классической журналистикой, и фактчекинг нравится гораздо больше. Почему? Журналистика нужна не всем, а базовые навыки фактчекинга — всем. Это как [уметь] чистить зубы", — говорит Джалилов.

Адиль Джалилов работает в сфере медиа с середины 90-х годов, он был главой портала "Власть" и правозащитного портала "Голос Центральной Азии", также он глава Международного центра журналистики MediaNet и основатель Factcheck.kz.

На подготовку запуска нового проекта ушло много времени: нужно было списываться с редакциями и известными специализированными организациями, набрать и обучить редакцию.

"Лучшие специалисты в этой области на постсоветском пространстве [работают] в Украине и Грузии. Мы выбрали Украину, где "Стопфейк" организовал для нас серию встреч с ведущими фактчекерами", — говорит Джалилов.

Как работать без "крыши"

Деньги на проект нашлись не сразу, но помог Фонд Сороса. Проект был запущен в марте 2017 года.

"Первым делом моя команда спросила, где у нас флажки: кого мы можем трогать и кого нет. Любые постсоветские журналисты меня поймут. Я ответил: "Попробуем никого не бояться", — вспоминает Джалилов. — Они говорят: "А разве это возможно? У нас есть хоть какая-нибудь "крыша" (влиятельная группировка, которая защищает медиа от давления извне, ожидая за это деньги или оказание услуг — прим. редакции)?" Я говорю: "Нет никакой, но мы вступим в международную фактчекинговую сеть, и это будет наша "крыша". Мы будем задавать тон, сдвигая планку возможностей".

Международная фактчекинговая сеть (International Fact-Checking Network, IFCN) — это сетевая организация, которая базируется во Флориде. Для вступления в нее нужно было подать заявку, а после ежегодно проходить валидацию. Джалилов подчеркивает, что в эту сеть входят лучшие фактчекинговые организации мира, и одна из них — редакция Factcheck.kz .

Профессия фактчекера в Казахстане опасна, уверен Джалилов: редакции могут поступать письма, звонки с угрозами; во время пандемии противники вакцинации не раз обещали их просто сжечь.

"Но я всем говорю: мы члены сети, куда входят все организации мира, и все они за нас вступятся, включая The Washington Post", — говорит Джалилов.

Как наращивать аудиторию

В течение первого года редакция провела серию из более десяти мастер-классов в городах Казахстана, где собирались полные залы. Медиа обучало редакции и в других странах Центральной Азии: Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане.

Сейчас у проекта много направлений, среди которых опросы общественного мнения, курсы по фактчекингу и встречи с экспертами, выпуск пособий для учителей и учебников по медийной грамотности для школьников.

На сайте проекта публикуются тексты, где подробно описывается методика проверки фактов — и читатели это ценят.

"Бывает, мне присылают скриншот из чата какого-нибудь двора, где люди ссылаются в споре на наши публикации. Или еще: нижняя и верхняя палата парламента — наши активные читатели. Мы недавно узнали, что депутаты поздравляют друг друга, если Factcheck.kz подтвердил, что депутат не сделал ошибку в выступлении", — говорит Адиль Джалилов.

Что касается посещаемости сайта, то пиковые значения были во время пандемии — до 200 тысяч заходов в день, плюс аудитория в мессенджерах и социальных сетях. Сейчас аудитория составляет 1,5–2 миллиона уникальных посетителей в месяц — или от 3 до 15 тысяч уникальных посетителей в день, плюс порядка 50 тысяч подписчиков в Instagram и порядка 15 тысяч — в Telegram. В планах ресурса нарастить аудиторию, объединившись в сеть с небольшими партнерскими редакциями СМИ в Казахстане.

Джалилов подчеркивает, что финансирование редакция получает от доноров и принципиально ничего не берет у государства.

"Я не хочу впадать в зависимость — не питаю иллюзий в отношении нашего авторитарного президента и правительства, при которых понятие свободы слова девальвировалось напрочь. Для них СМИ — это инструмент пропаганды". 

Топ–3 инструментов для проверки информации

События 2013–2014 годов, то, что произошло в Беларуси в 2020 году, новая война 2022 года в Украине — все это спровоцировало резкий рост поляризации в мире, уверен Джалилов.

"Мы провели опрос через [бюро мониторинга общественного мнения] "Демоскоп" и были в шоке: около 70% казахстанцев одобряют войну. Мы поняли, что российская пропаганда у нас [катастрофически повлияла на картину мира людей]", — говорит он.

Для работы в этих условиях журналисты могут использовать методы и подходы специалистов по проверке фактов. Главное в этом подходе — помнить, что в фактчекинге самое важное не скорость и эксклюзив, а точность и проверка фактов.

Первый из трех важнейших инструментов фактчекеров — это поисковые системы. Искать можно не только текст, но также фото, видео, ссылки.

"Поисковые системы используются на полпроцента их мощности, в том числе журналистами. Эти системы надо уметь настраивать, использовать не только расширенный поиск. Пользоваться не только Google, в некоторых случаях очень хорошо помогает Яндекс и другие системы", — считает Джалилов.

Второе — важно следить за новыми инструментами и подходить к процессу творчески: например, сейчас появляются сервисы для замера присутствия искусственного интеллекта в видео. Есть также сервисы, которые позволяют замерить охват и вовлечение аудитории в Instagram, но могут быть использованы для выявления вбросов. Последнее звучит не очень интересно, но это можно использовать (например, инструмент для анализа контента Popsters)

"К примеру, вышла какая-то новость. С помощью поисковика вы находите, с какого аккаунта был сделан этот вброс. Проверяете охват и вовлечение этого аккаунта — и составляете список возможных подписчиков, которые распространяли информацию. Можно понять, искусственная ли была эта акция, сверяя время вброса: например, это может быть вброс из разных источников в 9 утра", — говорит Джалилов. Он добавляет, что это очень базовые инструменты. Но сами по себе они не дают ответа, нужно уметь правильно ими пользоваться: "Например, важно не просто использовать поиск по картинке или видео, а сверять время их появления. Или уметь анализировать метаданные мультимедийных файлов. Или не только искать присутствие фоторедактора, но и понять логику, что именно и почему попытались изменить".

И третье — всегда можно найти более простой алгоритм проверки информации.

"Я активист в нашем доме, и как-то меня спросили, что это установлено на крыше соседнего здания, какое-то незнакомое сооружение. Можно было бы сделать пост в соцсетях с фото и вопросом. Но вместо этого я сфотографировал сооружение и ввел в поиск по картинке Google. Поиск мне выдал результат: это базовая 5G-станция", — объясняет он.

"Мы задали моду на фактчекинг"

Что касается событий в самом Казахстане в январе 2022 года, то Адиль Джалилов уверен, что они привели страну к изменениям. Тогда вспыхнули протесты, насилие на улицах легитимировало насилие полиции, были обстрелы.

"Январские события — жуткие, кровавые, непонятные — изменили многое в стране. Перестреляли огромное количество людей, дети погибали прямо в машинах, у одной девочки было семь пулевых ранений.

Но в головах людей что-то изменилось, и сейчас они не хотят жить как раньше. Они требуют больше свободы. Для фактчекинга это тоже вызов: нужно проверять более радикальные темы, аудитория к нам обращается активнее.

Но такие катаклизмы всегда чреваты всплеском национализма, популизма, других радикальных вещей. Это вызов — возвращать людей с эмоциональных рельсов на логические. Свою миссию мы видим в том, чтобы логика побеждала эмоции и люди мыслили здраво".

При запуске медиа в 2017 году Адиль Джалилов говорил, что для него важна миссия синхронизации видения мира русско- и казахскоговорящей аудиторий, которые тогда жили как будто в разных мирах.

"И это более или менее получилось. К тому же, я надеюсь, мы стали флагом, ориентиром для многих СМИ. Если мы обозначили что-то как правду либо как манипуляцию, нам доверяют. <…> Мы прорубили окно в цивилизованный фактчекинговый мир, задали стандарты и моду на фактчекинг", — говорит Адиль Джалилов.


Фото — скриншот страницы сайта Factcheck.kz