Разговор с Льюисом Уоллесом об объективности в журналистике

АвторWessam Hazaymeh
Apr 7, 2021 в Разнообразие
Wallace photographed by Katherine Webb-Hehn of Scalawag

В 2017-м Льюиса Рэйвена Уоллеса уволили с работы на общественном радио за пост "Объективность мертва, и я против этого ничего не имею", который он опубликовал в своем персональном блоге. Его работодатель сказал, что этот пост нарушает этический код организации – особенно в вопросах объективности и непредвзятости.

Публикация поста положила конец одной работе Уоллеса, но не его карьере. В последующие годы вопросы нейтральности, этики, морали и правды в журналистике стали центром его карьеры. Он начал записывать подкаст "Взгляд откуда-то" (The View from Somewhere) и написал книгу с тем же названием: и то и другое посвящено объективности и тому, какие изменения должны произойти в журналистике, чтобы истории маргинализированных сообществ перестали игнорироваться.

Кроме того, Уоллес – один из основателей организации Press On, использующей журналистику движения (movement journalism) в поддержку журналистов из южных штатов США.

"Журналистика движения исходит из предположения, что лучше всего для рассказа историй о каких-либо сообществах подходят люди, которые уже там живут, – говорит Уоллес. – Другой аспект журналистики движения – постоянный анализ структуры власти и угнетения. Мы не придерживаемся какой-либо конкретной политики или доктрины, скорее, мы привержены идеям освобождения в долгосрочной перспективе".

В интервью Уоллес поговорил о журналистской объективности, будущем журналистики и многом другом.

IJNet: Что объективность значит для вас?

Уоллес: Говоря об определении объективности, я думаю о двух аспектах. Один связан с практикой в журналистике, цель которой – точно передавать истории, а другой – с реализацией в журналистике идей нейтральности и беспристрастности. Люди часто объединяют два этих аспекта, что затрудняет дискуссию.

[Читайте также: Exploring boundaries between journalism ethics, charity and advocacy]

Вас однажды уволили с работы, когда организация решила, что опубликованный вами пост не вписывается в их стратегию "беспристрастной журналистики". Как журналистам и редакциям новостей всего мира, освещающим протесты, жестокость полиции, COVID-19 и многое другое, рассказывать эти истории, не отказываясь от собственных ценностей и мировоззрения?

Как говорит моя коллега и соратница Рамона Мартинес, "объективность – это идеология статус-кво". Часто "объективные" или "беспристрастные" редакции не оценивают собственную идеологию, потому что она согласуется с тем, что принято в окружающей их действительности. Поэтому, когда кто-то оспаривает эту идеологию, такое мнение воспринимается как необъективное, ведь оно не соответствует статус-кво. Осознав, что все действуют с той или иной идеологической позиции – осознают они это или нет, – можно разговаривать о том, что собой представляют наши ценности и как эти ценности определяют то, как мы освещаем события.

Я думаю, что идея о том, что можно оставаться объективным и беспристрастным, очень мешает вдумчивому разговору на важные темы. Какие ценности мы приносим в такие движения, как Black Lives Matter? Это подход, основанный на солидарности? Или это подход, использующий взгляд со стороны? Если так, то почему? Что это говорит о "белизне" вашей организации?

Image of Wallace by photographer Andy Snow
Фото: Энди Сноу

 

[Читайте также: How to promote diversity in coverage and in the newsroom] 

Что вы думаете о журналистах, освещающих темы, тесно связанные с их собственной жизнью?

Сами по себе привилегии – это форма предрассудков, и во многих отношениях они очень опасны, потому что их труднее всего заметить. Я белый человек, и мне очень редко приходится думать о своей расовой принадлежности или о том, как она влияет на мою точку зрения. Каждый, кто не относится к белой расе, рождается в мир, в котором у них нет выбора – им приходится думать о своей расе. Эта форма предвзятости во многих отношениях играет самую коварную роль в журналистике.

Я думаю, что разговор следует перенаправить и сосредоточить на людях, имеющих власть, и на предвзятом отношении, которые они вносят в общество. Я сотрудничал с Роксаной Бендесу, управляющей организации Migrant Roots Media, публикующей истории об иммигрантах и миграции, написанные иммигрантами и детьми иммигрантов. Эта организация исследует первопричину этих явлений. В этом есть две стороны. Одна: "Давайте рассмотрим причины миграции, а не только истории мигрантов", а вторая: "Давайте создадим платформу для тех, у кого есть непосредственный опыт в этом вопросе, потому что во многих отношениях это и есть люди, которые разбираются в этом лучше всех".

Школы журналистики часто до сих пор учат противоположным вещам, что кажется мне безумием, потому что множество примеров и традиций говорит нам, что именно люди, имеющие прямое отношение к истории, не только могут, но и должны рассказывать эти истории.   

Я не говорю, к примеру, что трансгендерные люди должны писать только о проблемах трансгендеров и что цисгендерные люди не могут писать об этих проблемах, а только о том, что у первых есть личный опыт, который недооценивается не только в журналистике, но и во всех областях.


Вессам Хазайме проходила стажировку в Международном центре для журналистов.

Верхнее фото сделано Кэтрин Уэбб-Хен из Scalawag