Советы для журналистов: как рассказывать о вакцине против COVID-19

АвторSherry Ricchiardi
Dec 23, 2020 в COVID-19 Reporting
A needle sits next to a small vial against a plain blue background

Пока мир ожидает появления эффективной вакцины от коронавируса, журналисты, освещающие эту тему, сталкиваются с непростой задачей – отличить факты от вымысла. Ветеран медицинской журналистики Гэри Швитцер называет это попытками ориентироваться в "идеальном шторме мизинформации о пандемии".

"СМИ должны честно говорить, что сейчас у нас гораздо больше вопросов, чем ответов обо всех возможных вакцинах, – сказал Швитцер, издатель сайта HealthNewsReview.org, посвященного оценке медицинской журналистики. – Не утверждайте, что вы что-то знаете точно, если уверенности на самом деле нет".

Швитцер признается, что его передергивает, когда он видит, как в новостях цитируются высказывания представителей фармацевтических компаний, заявляющих: "Мы не видим никаких серьезных побочных эффектов".

"Это должно быть тревожным сигналом по двум причинам, – говорит он,– а) мы не видели данных о результатах тестирования этих вакцин и б) серьезные с чьей точки зрения? Побочные эффекты, совершенно незначительные для одного человека, могут быть разрушительными для здоровья другого".

Например, 9 декабря Wall Street Journal сообщил, что у двух человек, получивших прививку вакциной Pfizer одними из первых, наблюдалась аллергическая реакция, что повлекло за собой новые рекомендации и предупреждения.

Журналистам нужно перестать обращать внимание только на пресс-релизы и рекламную шумиху фармацевтических компаний и политиков и подходить к информации, связанной с вакциной, с долей скептицизма. В то же время следует избегать распространения панических настроений, особенно сейчас, когда в мире циркулируют многочисленные теории заговора, утверждающие, например, что цель введения вакцины от коронавируса – установить людям микрочипы.

"Нам приходится иметь дело со множеством вопросов, связанных с доверием и с вакцинами, – сказал Швитцер. – Нам нужно чаще и более четко объяснять аудитории, что именно мы знаем, а чего еще не знаем". Он советует журналистам нарабатывать контакты с экспертами, включая специалистов в биологической статистике, эпидемиологии, а также терапевтов и независимых вирусологов.

[Читайте также: Как определить, стоит ли рассказывать о медицинском исследовании в новостях?]

"Если среди ваших контактов есть специалисты во всех этих четырех областях, это практически сразу улучшит вашу работу и ваши материалы, а также будет очень полезно для вашей аудитории. Эти эксперты сделают все, что в их силах, чтобы помочь вам, если это будет означать повышение качества журналистики и способствовать просвещению населения", – сказал он.

Швитцер хотел бы, чтобы СМИ больше внимания уделяли следующим вопросам:

  • Если отчет показывает, что эффективность вакцины составляет 95%, что именно это значит?
  • В чем разница между эффективностью в идеальных и контролируемых условиях и эффективностью в условиях реальных?
  • Как долго сохраняется действие уже известных протестированных вакцин? Когда нужно прививаться снова?
  • Исследования разных вакцин опираются на разные способы измерения успеха. Как понять, какие из них более достоверны?
  • Как результаты использования вакцины в реальном мире соотносятся с результатами тестирования? Может ли случиться, что они будут сильно отличаться друг от друга и почему?

Швитцер советует, работая над материалами, использовать окошки с заголовками типа "То, чего мы не знаем" или "Вопросы, в которых нет ясности". Он упомянул статью ресурса ProPublica "Как разобраться в числах, связанных с COVID-19", в которой объясняется, как графики помогают ввести данные в контекст и помочь читателям разобраться в связанных с пандемией числах.

[Читайте также: Как противостоять мизинформации о вакцинах против COVID-19]

Журналисты часто играют ведущую роль в развенчании мифов, включая ложную информацию о вирусе. В середине ноября агентство New York Times (NYT) опубликовало статью Карла Зиммера о сложностях, связанных с пониманием того, насколько эффективна вакцина. В этой статье Зиммер рассказал читателям, что именно им нужно знать об эффективности вакцин и что еще остается неясным о самом вирусе и вакцинах от него.

"Эффективность 95%, конечно, хорошее доказательство, что вакцина хорошо работает. Но эти числа не объясняют, каковы ваши шансы заболеть, если вам сделают прививку. И сами по себе эти цифры также не говорят, насколько эффективно вакцина поможет справиться с COVID-19 в США", – написал Зиммер.

Стоит обратить внимание и на то, какая информация опущена в пресс-релизах. Например, когда в сентябре фармацевтическая компания Eli Lilly заявила, что однократное введение экспериментального препарата снижает уровень коронавируса у недавно инфицированных пациентов, Джина Колата из NYT посвятила статью тому, о чем компания не упомянула.

"Заявление не сопровождалось детальной информацией, независимые ученые еще не написали рецензии, статьи о нем даже не публиковались в рецензируемых специалистами журналах. Это промежуточные результаты продолжающегося исследования", – написала Колата, освещающая в NYT темы науки и медицины.

2 декабря STAT опубликовал статью медицинской журналистки Хелен Брансуэлл о крупнейшей в мировой истории кампании по вакцинации. Материал написан на основе более чем двадцати интервью с экспертами в области здравоохранения, эпидемиологии и биоэтики, а также с чиновниками.

"Мы стоим на пороге беспрецедентной ситуации, – написала она. – Никогда не было, чтобы много совершенно новых вакцин, созданных с применением различных подходов (некоторые из которых никогда раньше не использовались), вышли на рынок по всему миру в относительно короткий промежуток времени". Ее слова точно иллюстрируют реальность: журналисты никогда не сталкивались с более сложной ситуацией, чем при освещении COVID-19.

Полезные ресурсы:

  • Ассоциация медицинских журналистов (The Association of Health Care Journalists) проводит вебинары и публикует статьи, посвященные пандемии, включая советы журналистам о том, как разговаривать с людьми, отрицающими COVID-19.
  • Университет Джона Хопкинса предлагает бесплатный онлайн-курс "Как разобраться в информации о пандемии COVID-19" (Understanding the COVID-19 Pandemic), включающий короткие видео, в частности, посвященные разработке вакцины.
  • Ресурс журналиста (Journalist’s Resource) предлагает список советов о том, как понять, насколько медицинские исследования ценны для журналистов, и отвечает на вопросы о безопасности, одобрении, распространении и использовании вакцин против COVID-19.
  • Международная сеть проверки фактов (The International Fact Checking Network) опубликовала статью, советующую новостным организациям проводить совместную работу со специалистами по поиску мизинформации, чтобы понять, в каких именно данных о пандемии заинтересована аудитория, и постараться предоставить эту информацию. 

Шерри Риккарди – доктор философии, международный медиатренер и соавтор составленного ICFJ Руководства по освещению стихийных бедствий и кризисов. Она проводила тренинги по освещению конфликтов, травме и безопасности для журналистов в разных частях мира.

Источник верхней фотографии – Markus Spiske, лицензия СС сайта Unsplash.