Сергей Максимишин: Плохие фотографии часто приводят к хорошим мыслям

АвторNurilda Nurlybayeva
Apr 9, 2012 в Мультимедийная журналистика

Двукратный победитель World Press Photo Сергей Максимишин поделился в интервью с IJNet тем, что он думает о гражданской журналистике, обработке изображений и тем, как плохие фотографии могут иногда приводить к хорошим мыслям.

Максимишин преподает фотожурналистику в школе современной фотографии Photoplay в Москве и в школе фотографии «Цех» в Санкт-Петербурге. Его фотографии были опубликованы в таких изданиях, как Time, Newsweek, The Washington Post, The Wall Street Journal, Stern и BusinessWeek.

IJNet: Где вы находите свои истории? И как вы знакомитесь с героями ваших историй?

Сергей Максимишин: Как я нахожу истории? Я их ищу. Я читаю сети, разговариваю с людьми. Я просматриваю любительские фотографии, потому что даже плохие фотографии часто приводят к хорошим мыслям. Нет лучшего способа познакомиться с людьми, чем прийти и сказать: «Здравствуйте, меня зовут Сергей, я журналист» -- у меня есть только один способ это сделать.

IJNet: Расскажите историю фотографии с чаепитием?

C.M.: Сначала я думал, что делаю историю о театре, все актеры которого — люди с синдромом Дауна. Потом немножко переставил акценты – я просто заметил, что два актера этой студии: Яша и Маша - нежно друг к другу относятся, и я спросил у Яши, любит ли он Машу. Яша сказал «да». Я спросил у Маши, любит ли она Яшу, она сказала «да». И я снял историю любви.

Эта фотография похожа на кадр из фильма. Это одна из серии фотографий, снятых в психоневрологическом интернате № 7. Фотография стала широко известна после того, как победила в конкурсе World Press Photo.

IJNet: Подвергаете ли вы ваши фотографии обработке?

C.M.: Естественно, любое фотоизображение требует некого «пост-продакшн». Другое дело, что фотожурналист очень жёстко ограничен в том, что он может сделать и чего не может. Я могу сделать изображение чуть контрастнее, немножко кадрировать, убрать с него пыль, но я не могу вторгаться в его информационную составляющую.

IJNet: Что отличает фотожурналиста от фотографа гражданской журналистики?

C.M.: Если вы имеете в виду блоггеров, то иногда в их фотографиях больше правды, чем в фотографиях профессиональных фотожурналистов. Профессиональный фотожурналист всегда знает, что от него ждут. А блоггер - как зеркало, он отражает все, что видит. Гражданский журналист часто может снять что-то, что не может снять профессиональный журналист. Мы бы никогда не увидели, что происходит в тюрьме Абу Грейб, казнь Саддама, если бы не люди с мобильными телефонами, которые там оказались.

Но есть вещи, которые гражданский журналист никогда не сделает, это – aftermath story. Он не приедет через полгода на место землетрясения посмотреть, что же там произошло и как живут люди, потому что для этого нужны специальные журналистские навыки … Поэтому гражданские журналисты не мешают новостным журналистам. Часто мы узнаем правду только благодаря тому, что в неком месте в некое время оказался человек с мобильным телефоном.

Это первая часть интервью с Максимишиным.

All photos copyright Sergey Maximishin