Найдите время, чтобы оправиться от травм и профессионального выгорания

АвторCristiana Bedei
Apr 23 в Специальные темы
Burnout

Месяц назад журналистка Los Angeles Times Сонали Кохли объявила в Твиттере, что берет три недели отпуска, чтобы прийти в себя после освещения тяжелых событий, включая массовые расстрелы и пожары, повлекшие человеческие жертвы. Ее слова нашли отклик у многих журналистов. Кохли призналась, что хочет отдохнуть физически и психологически и что решила поделиться своим опытом в надежде помочь людям, находящимся в подобной ситуации.

Многие журналисты страстно любят свою работу и не жалеют себя, но темы, которые мы освещаем, а также высокая конкуренция и финансовая нестабильность влияют на наше самочувствие. Это отражается на нашей способности концентрироваться, сопереживать и чувствовать, что мы служим важной цели.

Говорим ли мы о журналистах, занимающихся расследованиями, которым приходится обрабатывать психологически тяжелую информацию; о репортерах последних новостей, рассказывающих об ужасных событиях, происходящих, возможно, в их собственных сообществах; о редакторах, день за днем проверяющих информацию или правящих статьи о травмирующих психику событиях; фрилансерах, охотящихся за историями, или комментаторах, сталкивающихся с преследованиями в сети, – все могут столкнуться с необходимостью предпринимать что-то для поддержки своего психического здоровья. Однако разговор о травме и профессиональном выгорании до сих пор остается своего рода табу.

"В идеале хорошо все устроить так, чтобы вам не приходилось делать перерыв и отдыхать от работы, – говорит Брюс Шапиро, исполнительный директор Центра журналистики и травмы Дарт. – Если вы можете позаботиться о себе в процессе работы, это значительно снижает вероятность возникновения кризиса".

Центр Дарт предлагает советы для журналистов, включая работу с травмирующими изображениями и историями и рекомендации избегать социальной изоляции, высыпаться, правильно питаться и заниматься физическими упражнениями.

Эксперт по проблеме профессионального выгорания и профессор психологии университета Беркли Кристина Маслак считает, что нет простого решения этой проблемы. "Я не спорю, что отпуск и смена деятельности помогают. Я имею в виду – нам всем бы это не помешало, – говорит она. – Но решит ли это проблему профессионального выгорания? Мой ответ – нет".

По словам Маслак, профессиональное выгорание – это реакция организма на хронический стресс на работе, что приводит к крайней физической усталости, циничному отношению к работе и негативному отношению к себе.

"Люди обычно относятся к этому, как к болезни: это твоя проблема, твоя слабость, твой вид инвалидности", – говорит она. Такой подход не затрагивает причин, вызывающих стресс.

Хотя некоторые новостные организации начали принимать участие в программах по информированию о проблемах психического здоровья – Шапиро называет среди них ABC, BBC, Reuters и Associated Press, большинство до сих пор игнорируют эту проблему.

В то же время многие журналисты не осознают, что необходимо снизить интенсивность работы, обратиться за помощью или взять отпуск. Чтобы помочь журналистам, которые работают в редакциях, где нет доступа к программам, включающим поддержку коллег и профессионалов, мы поговорили с экспертами о признаках стресса или выгорания у людей, имеющих дело с травмирующей информацией.

Продолжительные и неконтролируемые изменения

Представитель Центра Дарт Брюс Шапиро объясняет, что важным тревожным признаком вторичной травмы считаются навязчивые, мешающие работе и сну воспоминания или образы, появившиеся в результате освещения сложных, а иногда и шокирующих ситуаций.

Довольно часто журналисты сталкиваются с такими кратковременными явлениями после освещения травмирующих ситуаций. "Если вы в течение пары ночей страдаете от кошмаров, это еще не значит, что у вас начинается посттравматический стресс, – объясняет Шапиро, – но если это продолжается больше месяца, значит, вам нужна помощь".

Если вы замечаете, что перестали успевать к дедлайнам, эффективность вашей работы снизилась, а, может быть, вы злоупотребляете алкоголем или наркотиками – и все это длится дольше пары недель, не следует игнорировать такую ситуацию.

Социальная изоляция

"Существует немало свидетельств, что общение с коллегами и друзьями можно назвать наиболее важной защитой от профессионального выгорания для журналистов и других людей, чья профессия связана с постоянным стрессом", – утверждает Шапиро. Он добавляет, что социальная изоляция – важный показатель психологического стресса.

Избегайте изоляции и учитесь у людей, которым вы доверяете: профессионалов, партнеров, родственников, коллег или начальников. Возможно, ваши коллеги сталкивались с подобными трудностями и смогут вас хорошо понять. Даже если вы не хотите рассказывать о своих чувствах, простой разговор о работе или о том, чему вы научились, может быть очень полезным, добавляет Шапиро.

Негативная реакция на других и на себя

Испытывающие последствия профессионального выгорания люди чувствуют себя физически и психологически истощенными, у них развивается враждебное отношение к работе и к самим себе. Люди начинают сомневаться, хорошие ли они профессионалы, винят себя в вещах, которые не могут контролировать, или чувствуют, словно попали в западню. "Такие вещи разрушают психику, и люди теряют интерес к работе", – описывает Маслак эффект психологического выгорания.

Это не просто личная проблема людей, как думают многие, это проблема общества и организаций. "Выгорание оказывает негативный эффект на друзей человека, на его семью, на людей, с которыми этот человек работает, – говорит Маслак. – Это влияет на экономику и приводит к большему количеству пропусков рабочего времени".

По мнению Маслак, профессиональное выгорание – признак того, что неправильно организован рабочий процесс, это не вина сотрудников.


Источник фотографии Maria Teneva, лицензия CC сайта Unsplash.