Как перевезти редакцию в другую страну: опыт белорусского медиа

Автор Hanna Valynets
Oct 21, 2021 в Безопасность журналистов
airplane

Опыт редакции Zerkalo.io – крупнейшего медиа Беларуси, сотрудники которого покинули страну из-за давления властей.


По оценке организации "Репортеры без границ", Беларусь стала "региональным чемпионом по репрессиям" против журналистов. За последнее время как минимум шесть медиа покинуло страну, чтобы обеспечить безопасность своим сотрудникам.

Среди уехавших – часть редакции крупнейшего медиа страны: портала Tut.by, охват которого, согласно проведенному в апреле 2021 года исследованию компании Gemius, превышал 62% всей онлайн-аудитории Беларуси.

В Беларуси портал закрылся после того, как 18 мая в офисах и дома у некоторых сотрудников прошли обыски. По уголовному делу были арестованы 15 сотрудников редакции Tut.by, сейчас они находятся в тюрьме и обвиняются по двум уголовным делам, по одному из которых максимальный срок cемь, а по второму – двенадцать лет. Сам сайт был заблокирован, а публиковавшиеся за 20 лет работы издания материалы были признаны экстремистскими. Это значит, что под страхом административной или уголовной ответственности в Беларуси их нельзя распространять или перепечатывать, нельзя использовать логотипы или упоминать название этого издания.

После блокировки сайта журналисты начали публиковать новости в Telegram, а 8 июля часть редакционной команды запустила новый проект Zerkalo.io. Он по-прежнему ориентирован на аудиторию в Беларуси, хотя зарегистрирован теперь в Украине. Команда называет себя преемниками Tut.by.

"Наш кейс [релокации] я рассматриваю как достойный, но не позитивный", – говорит менеджер Александра Пушкина. Она уточняет: тематика сайта была урезана до общественной и политической, а из 260 сотрудников осталось около 30, и они живут в более чем пяти странах. Уехавшая из страны часть редакции находится в безопасности. Этот вопрос стал еще более актуальным 7 октября, в день, когда мы записывали это интервью: тогда стало известно о втором уголовном деле, заведенном правительством Беларуси против сотрудников Tut.by.

"Я считаю себя виноватой за каждый день, который мои коллеги проводят в заключении, и поменялась бы с ними местами, – продолжает Александра Пушкина. – Но я руковожу крупнейшим медиа и отвечаю за то, чтобы не слить игру". Александра добавила, что теперь цель редакции – "показать, что нельзя просто выключить рубильник и остановить информацию".

Мы поговорили с Александрой об опыте вывода редакции из страны. Эта информация будет полезна редакциям в разных частях мира, которые, как и эта, вынуждены под давлением обстоятельств уезжать из своих стран.

[Читайте также: Как писать о беженцах и мигрантах, не способствуя разжиганию ненависти]

Сколько времени занял переезд редакции? Как решали, куда отправиться?

От обысков до запуска ресурса Zerkalo.io прошло два месяца, и за это время мы:

  • успели принять решение о запуске нового сайта;
  • обсудить это с владельцами прежнего медиа;
  • зарегистрировать медиа в другой стране (Украине);
  • купить и зарегистрировать домен;
  • определить, как будет выглядеть новый сайт;
  • запустить сайт и исправить на нем технические недочеты;
  • выехать из Беларуси и получить необходимые документы за границей.

Но все же к релокации Александра советует готовиться заранее: купить домен, сделать резервную копию материалов и хранить ее в другой стране.

Как работать, если сайт заблокировали?

Не прошло и часа с запуска нового сайта Zerkalo.io, как власти заблокировали к нему доступ на территории Беларуси, а спустя месяц суд объявил материалы сайта экстремистскими. Сейчас пользователи в Беларуси получают доступ к сайту через VPN-сервисы, специального вида ссылки, приложения на iOS и Android. Так 40% трафика сайт получает из Беларуси, остальное – из-за границы или через VPN.

Сохранилась ли посещаемость?

Сейчас средний показатель по сайту – около 200 000 просмотров. Согласно данным Google Analytics, полученным в сентябре, за месяц сайт посещает 2,9 миллиона пользователей.

По словам Александры, показатели растут. В то же время, по сравнению с ситуацией до закрытия Tut.by, эта цифра уменьшилась (18,2 миллиона уникальных посетителей в апреле). Менеджер уточняет, что показатели сопоставимы с прежними: "Сейчас мы снова крупнейшее медиа, пишущее про политику, мы обогнали даже холдинг государственных изданий", – говорит Александра.

Какие преимущества дала релокация?

Сотрудники оказались в большей безопасности, с момента запуска нового сайта никто не был арестован и не получал административных арестов. Тем не менее медиа и сейчас приходится придерживаться мер безопасности:

  • У них нет физически существующего офиса, где их могли бы застать или прослушать разговоры.
  • Имена сотрудников не называются, а их тексты не подписываются.
  • Много внимания уделяется информационной безопасности: редакция не использует Google-документы, общается в безопасных мессенджерах (не Telegram) и т. д.

Продолжает ли кто-то работать внутри страны?

У Zerkalo.io нет журналистов в Беларуси, а информацию из страны редакция получает исключительно от читателей. "Нашим людям грозит по двенадцать лет [тюремного заключения]. Нам пишут журналисты, они говорят, что готовы [работать с нами]. Но я не готова нести ответственность больше ни за кого, кто окажется в тюрьме", – объясняет Александра. 

[Читайте также: Как найти героев журналистских материалов в условиях тотального страха?]

Топ-4 вещей, о которых важно помнить, организуя работу на новом месте

  • Во-первых, убедитесь, что сотрудники хорошо понимают, на что идут, и им понятна ситуация с финансами. Первые несколько месяцев сотрудникам Zerkalo.io пришлось работать бесплатно, потому что старые счета Tut.by оказались арестованы, а коммерческие проекты стало невозможно реализовывать, поскольку материалы были признали экстремистскими. К тому же впоследствии может оказаться, что сотрудникам медиа будет небезопасно возвращаться в страну – вне зависимости от того, начнет редакция работать или нет.
  • Во-вторых, если есть возможность, пересмотрите модель финансирования. Поскольку старая модель монетизации уже не работала, редакции пришлось искать новые способы получить финансирование, включая пожертвования и помощь от фондов, оказывающих поддержку прессе.
  • В-третьих, помните, что в команде должны быть люди, разбирающиеся в финансировании, юридических вопросах, проектном менеджменте. Также нужно определиться, кто будет принимать решения.
  • В-четвертых, важно заранее определиться с редакционной политикой и стилем подачи информации.

"Когда сажают твоих коллег, когда многие вынуждены покинуть родину, – хочется защищаться. Но мы решили придерживаться прежней редакционной политики, потому что [не хотим отступать от] высоких стандартов журналистики", – говорит Александра Пушкина.

Кроме того, Александра рассказала о важной ошибке, которую, по ее мнению, допустила редакция Tut.by и о которой она сама очень жалеет, что  они не предвидели катастрофического варианта развития событий: "Всем медиа, оказавшимся в других странах в похожем положении, стоит попробовать пофантазировать: как далеко могут зайти репрессии?" 

"Особенность белорусских медиа в том, что они создаются профессионалами"

Как объясняет Мария Садовская-Комлач, глава европейского и центральноазиатского отдела нидерландской некоммерческой организации Free Press Unlimited, такие редакции, как Zerkalo.io, называются "медиа в изгнании". Такие СМИ появляются, когда юридическому лицу, представляющему медиа, или команде редакции приходится бежать из страны из-за преследования: "Из недавних примеров: редакция Confidencial из Никарагуа переместились в Коста-Рику, внутри страны остались только журналисты", – говорит Мария.

Есть примеры перемещения медиа из Ирана в Нидерланды (Radio Zamaneh), из Мьянмы в Таиланд (Irawaddy) и Норвегию (Democratic Voice of Burma) из Азербайджана в Германию (Meydan.tv), из Китая или Северной Кореи в США и так далее. Все перечисленные выше страны, откуда редакциям пришлось уехать, занимают низкие позиции в рейтинге свободы прессы, составленном организацией "Репортеры без границ": на самом "высоком" месте – Никарагуа (121 из 180). Беларусь в этом списке находится на 158-м месте.

По словам Марии, сколько всего медиа работает в изгнании, неизвестно. Она сравнивает белорусские медиа в изгнании с такими СМИ, как ориентированное на аудиторию в Иране Radio Zamaneh или ориентированная на жителей Зимбабве газета The Zimbabwean.

"Особенность белорусских медиа в том, что они создаются профессионалами", – сказала Мария. Она объяснила, что есть и другие виды медиа – например, активистские, созданные бывшими студентами, активистами, политической оппозицией, которым пришлось бежать и которые решили запустить свой проект. По ее словам, профессиональные медиа в такой ситуации с самого начала ставят цели, похожие на те, что были у них дома, – делать профессиональный медиаконтент.

Для медиа в изгнании важный вопрос – как создавать сеть корреспондентов внутри той страны, откуда они уехали, – и нужно ли ее создавать. Если медиа решает отказаться от такой сети, его редакции приходится полагаться на информацию, поступившую от граждан, как делает, например, редакция сайта Democratic Voice of Burma.

Бывают ли случаи, когда такие медиа возвращаются домой?

"Да, но не все, – говорит Мария. – Например, когда в 2009-2010 годах в Бирме началась либерализация, бывшие медиа в изгнании вернулись, но не всем из них разрешили зарегистрироваться как местным вещателям. Некоторым пришлось регистрироваться как корпунктам зарубежных медиа".


Ганна Валынец – независимая журналистка из Минска, Беларусь. Сейчас живет в Литве. Публиковалась в более чем 30 белорусских и зарубежных медиа. Сферы интереса – общество, политика, экология, права человека, журналистика, музыка.

Фото: yousef alfuhigi с сайта Unsplash.