Журналист месяца IJNet: Ли Кьюен

Автор Jessica Weiss
Aug 3, 2014 в Журналист месяца

Каждый месяц редакция IJNet представляет журналистов из разных стран мира, которые являются примером для представителей своей профессии и пользуются сайтом для повышения своей профессиональной квалификации. Если вы хотите, чтобы мы о вас написали, пришлите нам свою краткую биографию и абзац о том, как вы пользуетесь IJNet. Отправить нам сообщение вы можете здесь.

В этом месяце мы представляем цифровую журналистку Ли Кьюен, одну из организаторов ONA Jerusalem – единственной в своем роде группы для израильских, палестинских и международных журналистов на Ближнем Востоке.

Родина Кьюен – Калифорния. Она живет и работает в Тель-Авиве, сотрудничая с несколькими медиа, включая Al Jazeera English, Salon.com, The Jerusalem Post, Yedioth Ahronoth (Ynet), Culture Magazine, San Francisco Public Press и World Literature Today. Ее художественные тексты появлялись в International Museum of Women, Poetica Magazine, Dagda Publishing и War, Literature & the Arts.

Кьюен поговорила с IJNet о том, почему фриланс-журналистам так важно работать над созданием своей профессиональной сети, перспективах ее работы на Ближнем Востоке и о том, как ее работа в качестве автора художественных текстов связана с работой журналиста.

Как IJNet помог вам?

Я использовала IJNet для поиска возможностей для профессионального роста по всему миру и чтобы знакомиться и обмениваться опытом с коллегами-журналистами. Благодаря IJNet я узнала о семинаре "Медиа в конфликте" (Media in Conflict Seminar), которой проходил в 2013 году в Израиле. Этот семинар дал мне бесценную возможность встретиться с разными молодыми журналистами. Я сотрудничала с некоторыми из них позже, работая над материалами для местных и международных организаций.

С помощью IJNet я также узнала о возможностях международного журналистского фестиваля в Перудже, Италия. Благодаря этой конференции расширился круг моих профессиональных контактов. Этот опыт дал мне свежий взгляд на проблемы, с которыми молодые журналисты сталкиваются в мире цифровой журналистики.

Одно из наиболее важных умений для фрилансера – умение строить профессиональные отношения с другими журналистами, не работая с ними в одном офисе. Для развития профессиональных навыков и ресурсов фрилансерам нужно общество наставников и коллег. Для путешествующих журналистов особенно важно быть частью такой глобальной сети, как IJNet.

Чем из того, что вы сделали в вашей карьере журналиста на сегодняшний день, вы гордитесь больше всего?

Я больше всего горжусь расследовательским материалом о революционной сирийской поэзии, который я сделала для Al Jazeera English. Этому есть две причины: сама история и способ, которым я ее нашла.

Будучи сама поэтом и поклонником творчества одной сирийской писательницы, я начала общаться с ней. Я не думала о ее политической деятельности. Мы говорили о поэзии и индивидуальности. Она упомянула недавние работы других сирийских поэтов. Мы начали разговаривать по телефону и в Skype с сирийскими писателями, работающими в подполье и в эмиграции. Я не знала, чего именно я искала. Я просто задавала вопросы и слушала. Я не собиралась писать новостной материал, политический анализ или статью. Я просто дала событиям привести меня в самое сердце истории. Я проверяла факты, упомянутые в рассказах каждого, с кем разговаривала, но не пыталась выстроить их в историю. Такого рода работа отнимает много времени, но, с моей точки зрения, она оказывается наиболее продуктивной.

Какой совет вы дали бы начинающим журналистам?

Не ждите одобрения или проверки. Не ждите, пока кто-то предложит вам сделать работу и назначит за нее хорошую цену. Если вы хотите стать журналистом, проведите исследование. Потом идите и начинайте задавать вопросы. Проверяйте факты. Если никто не захочет публиковать вашу работу, заведите блог.

Не пытайтесь соответствовать ожиданиям других людей. Не пишите о моде, если хотите писать о спорте. Не позволяйте никому говорить вам, что такое "реальная журналистика". Научитесь распознавать пропаганду и всегда критикуйте себя. Вы сами решаете, насколько ваша работа будет заслуживать доверия читателей. Так что не бойтесь потратить на это дополнительное время.

Каждая история имеет свои слабые стороны. Узнайте о таких сторонах вашей истории. Лучшее, что вы можете сделать с личной предубежденностью, – это сказать о ней. Признайтесь, если у вас нет полной информации, если вы каким-то образом вовлечены в историю или если одна из сторон, представленных в истории, отказывается от комментариев. Если вы искренне говорите о том, что чего-то не знаете, читатели могут доверять вам.

Не наклеивайте ярлыков: например, что история об изнасиловании – это "женский вопрос" или что война – это всегда политическая тема. Если редактор считает, что ваша история не имеет отношения к его изданию, начните все с начала. Вам нужно дать читателю почувствовать вашу историю. Это единственная возможность заставить его приложить усилия, чтобы ее понять. Читайте, слушайте, исследуйте, задавайте вопросы и определитесь с тем, что такое для вас успех. Возьмите под контроль свою собственную карьеру.

Как в данный напряженный исторический момент ваше творчество отражает вашу точку зрения на конфликт между Израилем и Палестиной?

По моему личному опыту, работая в качестве иностранного корреспондента, журналист может начать эксплуатировать [эту тему]. Литературное творчество помогает обходить эти ловушки из-за своей безжалостной интимности.

Когда я писала для Palestinian News Network в Вифлееме, я собирала информацию, живя в палестинских семьях, а не получала ее через посредников, отсиживаясь в отеле. Это был мой урок смирения.

Позже мне посчастливилось в течение нескольких месяцев пожить с израильской семьей. Это заставило меня посмотреть на свою работу их глазами.

Я поняла, что иногда и палестинцы, и израильтяне чувствуют себя как животные в зоопарке. Иностранные журналисты смотрят на их жизни, задерживаясь на трагических историях, чтобы проиллюстрировать политическую ситуацию. Сотни иностранных журналистов собрались в Израиле и секторе Газа на прошлой неделе, чтобы задокументировать кровавые преступления. Между тем, отчеты БАПОР показывают, что 45,2 процента трудоспособного населения жителей Газы не имеют работы. Один человек сказал мне: "Они зарабатывают хорошие деньги на наших смертях".

Я вижу, что израильтяне и палестинцы чувствуют, как становятся просто бездушными фактами для нашей медиаиндустрии, которая заботится о них, только когда они воюют, и даже тогда не дает им рассказывать свои собственные истории.

То, что я говорю, не ново и не уникально. На прошлой неделе Анджан Сандарам написал для The New York Time статью, критикующую "западный" способ, каким медиа освещают сложные события. Обладатель престижных наград журналист Симха Якубович также опубликовал пост в блоге, обвиняющий международные СМИ в эскалации насилия. Я не согласна с его предвзятым отношением к ХАМАС, но он прав в одном: в Израиле и Палестине мы знаем, что созданное медиа зрелище – очень сильное оружие. Эта война с обеих сторон разыгрывается для мировой аудитории.

Что журналист может сделать с собственной причастностью к событиям? Для меня работа в жанре художественной литературы – это способ сбросить свою кожу и отстраниться от своих собственных мотивов. Я стараюсь стать другим человеком, увидеть мир другими глазами.

В этом году я написала стихотворение на основе того, что рассказала мне о своей свадьбе в 1948 году израильская бабушка. Мы сидели у нее на кухне. Она подала мне компот. Я чувствовала на языке плотные кусочки яблок. Она рассказала мне о свадебном подарке, который она получила от своего друга из Газы, фермера, занимающегося выращиванием яблок. Она сказала, что он рисковал своей жизнью, чтобы сделать ей этот свадебный подарок. Потом она рисковала жизнью, когда искала его после войны. Но она так и не нашла его. Она не знает, жив ли он еще в Газе. Она чувствовала себя беспомощной в этой ситуации.

Если бы я писала эту историю как журналист, я бы рассказала о том, что, по словам экспертов, случилось со многими палестинскими фермерами. Еще бы я написала, сколько людей из Газы раньше ездили каждый день на работу в Тель-Авив. Эта милая маленькая бабушка когда-то служила в Хагане, еврейской милиции. Может быть, я бы процитировала ее слова в статье о том, как люди могут любить друг друга в самом центре конфликта.

Статья могла бы называться "Люди могут оставаться людьми, несмотря на сумасшедшую ситуацию".

Журналистская склонность к анализу служит очень важной цели. Журналистика должна предлагать решения. Но иногда, особенно в Израиле и Палестине, журналистский подход приводит к утверждениям о том, что правильно, а что нет, что законно, а что противозаконно. Попытка привнести в историю мораль возвращает меня на мою собственную точку зрения – наблюдателя и всезнающего журналиста, использующего факты и цифры и делающего вид, что все имеет смысл. Журналистская беспристрастность истощила бы правду слов.

Литературный взгляд на вещи помогает мне понимать сложные ситуации и противостоять желанию написать с точки зрения всезнающего рассказчика. Работая над художественными текстами, я могу оставаться просто героем. Даже если я чего-то не понимаю, я все равно могу чувствовать. Иногда это может быть история о памяти. Может быть, о памяти человека, который не хочет публиковать эту историю под своим именем. Может быть, это память такого рода, которая, если эта история будет опубликована, может принести боль тем, кого этот человек любит.

Как однажды сказала Майя Энджелу: "Нет большей муки, чем хранить в себе нерассказанную историю". Литературное творчество дает голос историям, которые люди боятся рассказывать.