Журналистика данных в Восточной Европе, Центральной Азии и на Кавказе: истории и советы

АвторMariana Verbovska
Jul 28, 2020 в Журналистика данных
data journalism

Все больше репортеров и медиа используют инструменты журналистики данных, чтобы сделать сухие цифры более понятными. Особенно сейчас, когда каждое утро мы получаем свежую статистику о COVID-19, очень важно находить новые пути, позволяющие донести информацию до аудитории. 

Несмотря на то что университеты стран Восточной Европы и Кавказа пока не могут похвастаться большим количеством и разнообразием программ по журналистике данных, эта сфера притягивает все больше журналистов. IJNet попросил специалистов в этой области рассказать, как стать дата-журналистом.

Почему вы заинтересовались журналистикой данных?

Тренер по дата-журналистике, открытым данным и визуализации данных в Кыргызстане Алтынай Мамбетова вспоминает, что все началось с того, что она читала статьи в жанре журналистики данных в американских и британских изданиях. 

"Это были журналистские исследования на основе данных. Работы вдохновляли: я не видела подобного у нас в Кыргызстане. Такого никто не делал. Начала изучать глубже, а потом мы начали приглашать тренеров и проводить обучение для журналистов из Кыргызстана", – говорит журналистка.

Сейчас Алтынай – основательница Школы данных, общественного фонда в Кыргызстане, который продвигает в регионе знания в области работы с данными. Ее коллега в Грузии – Мариам Гамхарашвили, специалистка по данным и соосновательница ForSet, говорит, что ее мотивировало то, что материалы с визуализацией притягивают больше аудитории.

"Помню, в то время я нашла исследование, где говорилось, что практически 90% информации люди воспринимают визуально. Тогда я поняла, что именно этим и хочу заниматься", – говорит Мариам. Сейчас она руководит образовательными проектами для журналистов и активистов, кроме того, она участвовала в работе проектов по визуализации данных и социальных кампаний с использованием данных.

"Я считаю, что оказалась в нужном месте в нужное время", – вспоминает Мариам Гамхарашвили. Ее первая работа была в JumpStart Georgia – первой организации в Грузии, которая с 2012 года занималась адаптацией (коммуникацией) данных для аудитории. "Сначала я больше занималась исследованиями, но очень скоро поняла, как важна коммуникация этих исследований. Ведь если не донести эту информацию правильно, то вся работа теряет смысл", – сказала она. 

Антон Девятов, дата-журналист и продюсер спецпроектов из Беларуси, свой путь начал с того, что брался за любую работу, где была визуальная составляющая.

Антон рассказывает, что решил попробовать сам заняться визуализацией данных, начал читать книги и изучать необходимое ПО. Через некоторое время он предложил свои работы изданию TUT.BY и стал параллельно с основной работой инженера делать инфографику как фрилансер. Примерно через два–три года он уже занимался визуализацией данных больше, чем проектированием. Стало ясно, что пора что-то менять, он полностью перешел на TUT.BY, где и работает последние пять лет. 

"С тех пор я освоил много разных техник визуализации данных, в последние годы также занимаюсь продюсированием редакционных спецпроектов", – рассказывает Антон. 

Какими ресурсами вы пользуетесь для получения знаний в этой сфере?

Мариам Гамхарашвили советует очень много читать и знакомиться с работами коллег, держать руку на пульсе перемен в области дата-журналистики: "Выберите, какие издательства вам нравятся, и следите за ними. У больших организаций больше ресурсов на эксперименты, что очень важно в этой сфере. Конечно, многие эксперименты могут провалиться, но это тоже часть процесса".

"Наша организация создала в Грузии мероприятие, которое объединяет специалистов в этой сфере, – Data Fest Tbilisi, это международное мероприятие и первое в регионе. На протяжении нескольких лет эта сеть и есть наш ресурс для обучения и обмена опытом", – говорит Мариам. 

Data Fest Tbilisi
Скриншот веб-сайта Data Fest Tbilisi

Мариам также рассказывает, что для нее очень важным стал опыт знакомства с преподавателем Университета Майами, экспертом по визуализации данных Альберто Каиро, автором нескольких книг по работе с данными. Его книги стали путеводителями и для нее самой, и для ее коллег. "Также я советую найти тематические группы в фейсбуке, где люди обмениваются наработками. Я сама подписана на несколько таких сообществ и слежу за новостями", – советует она. 

  [Читайте также: Может ли визуализация данных вводить в заблуждение и как этого избежать]

Eще один совет от графического дизайнера и сотрудницы The New York Times Opinion Ярины Серкез – не переставать учиться, выходить из зоны персонального комфорта и при возможности проходить курсы и получать знания, выходящие за пределы классического журналистского образования, включая программирование, статистику и картографию.

В 2015 году эта украинская журналистка получила стипендию Программы Фулбрайта на образование в США, где она учится в магистерской программе по журналистике данных в Университете Миссури, Колумбия. 

"Я начинала как обычный журналист, окончила Львовский национальный университет Ивана Франко, факультет журналистики. У меня не было образования в области программирования или статистики. Первые мои визуализации были статическими, и я очень четко понимала ограничения такого формата, поэтому и хотела получить дополнительное образование в этой сфере. Кроме официальной программы обучения в США, я также участвовала во многих профильных воркшопах, мастер-классах и конференциях. Делаю это до сих пор, так как наша сфера очень динамичная, учиться новому приходится каждый день", – говорит Ярина. 

Во время своей стипендиальной программы в США она прошла стажировку в The New York Times, а потом в The Wall Street Journal, где и осталась на постоянную работу. 

С какими проблемами вы сталкивались?

По словам Антона Девятова, каждая серьезная работа — свой набор проблем. 

"Совсем плохо ошибиться на этапе разработки идеи и концепции. Например, можно не учесть живучесть тренда, вложиться во что-то трудозатратное, а к моменту выхода материала тема становится неинтересна", – объясняет журналист.

Также Антон отмечает, что всегда есть проблема с качеством данных, ведь их нужно добывать, проверять и очищать. 

"Это неизбежно, удача еще, если к данным просто есть некоторые вопросы, а не когда они в ужасном состоянии. Чаще хорошо уже то, что какие-то данные просто существуют и их можно получить, с качеством разобраться проще, чем с наличием. Если данные неоткуда взять, а тема нам интересна, в последнее время мы просим пользователей поделиться информацией. Недавний пример – опрос о жизни на "удаленке" и в офисе. Мы собрали более 12 тысяч полных анкет, нашли в них много интересного", – говорит Антон.

Мариам Гамхарашвили считает, что самое сложное в работе – найти золотую середину, принимая решение о том, как подать информацию: нужно, чтобы она была понятна, но не стоит подстраиваться под аудиторию и подавать данные до такой степени упрощенно, что работу можно было бы и не делать. 

"Другая проблема в том, что очень много работ позиционируется как журналистика данных, но данные играют там не главную роль. Для меня это показатель того, что это просто модно", – говорит она.

Мариам считает: если из статьи убрать данные, и она все еще понятна, тогда это не журналистика данных. Ведь главное в дата-журналистике: именно данные, а не личные истории. 

Как организована работа дата-журналиста? 

Евгения Дроздова пришла в дата-журналистику из классической журналистики. С 2017 года она работает в издании Texty.org.ua, которое специализируется на журналистике данных и широко известно как в Украине, так и за ее пределами. Издание основано в 2010 году и получило несколько престижных наград, последняя из которых Sigma Awards – 2020. 

Hot disinfo from Russia
Скриншот проекта Texty.org.ua Hot disinfo from Russia, получившего премию Sigma Awards – 2020

"Большинство в нашей команде – универсальные бойцы, которые умеют собрать и проанализировать данные, написать текст, создать инфографику/визуализацию и сверстать проект", – говорит Евгения. Она считает, что в такой универсальности есть большой плюс – своеобразная защита от выгорания, так как подготовка проекта включает разные виды деятельности.

"В среднем работа над проектом длится несколько месяцев, но бывает и дольше. Например, над одним из наших последних аналитических материалов о том, как популизм распространился в Украине, мы работали около года, так как большую часть данных необходимо было чистить вручную. Это история о том, как менялись электоральные предпочтения украинцев с 2006 года – с детализацией до каждого избирательного участка", – рассказывает Евгения.

как популизм распространился в Украине
Скриншот визуализации данных из проекта Texty.org.ua о распространении популизма в Украине

По словам Гамхарашвили, в грузинской организации ForSet раньше над одной историей работали специалисты с разным набором профессиональных навыков. Один человек делал исследование, другой – дизайн, третий кодирование. 

"Но сейчас мы наблюдаем все больше и больше тенденцию к тому, что один человек делает все: и исследование, и интервью, и пишет код. Я не могу сказать, что эффективнее", – говорит Мариам. 

Она добавила, что люди с таким набором навыков в этой сфере – явление уникальное, и редакторы охотятся за такими специалистами. Но нужно быть осторожными, ведь случается, что человек знает обо всем понемножку, но у него или у нее нет глубоких знаний, а в этой сфере очень важен профессионализм. 

                               [Читайте также: Советы по визуализации данных о COVID-19]

Советы тем, кто хочет начать работать с данными

Все опрошенные журналисты согласны в одном: в дата-журналистике очень важно постоянно развиваться.

Антон Девятов говорит, что на самом раннем этапе полезными для него оказались книги Джина Желязны "Говори на языке диаграмм" и Дэна Роэма "Визуальное мышление". 

"Очень вдохновила книга "Представление информации" (Envisioning Information) Эдварда Тафти. "Пособие по информационной графике" (Guide to Information Graphics) от The Wall Street Journal помогло разобраться со своими ошибками. "Покажи мне цифры" (Show me the numbers) Стивена Фью в свое время дала возможность структурировать опыт. Здорово читать что-то из смежных отраслей. О типографике доступно пишет Александра Королькова в "Живой типографике", Артем Горбунов в "Типографике и верстке". О собственно верстке – еще одна книга с говорящим названием — "Искусство цвета" Иоханнеса Иттена. Я не пишущий журналист, но даже для написания подводок и аннотаций к визуализациям полезной оказалась книга "Пиши, сокращай" Максима Ильяхова. Последнее, что прочитал: "Графики, которые убеждают всех" Александра Богачева, и это было очень хорошо", – говорит Антон.

Но самый полезный источник, по мнению Антона, – чужие работы. Поэтому он советует следить за The New York Times, Washington Post, Bloomberg, Reuters, South China Morning Post. А также просматривать лонг-листы крупных конкурсов. 

Книги, которые совет прочесть Ярина Серкез:

1. "Дорогие данные" (Dear Data). Очень полезное упражнение для новичков, которые хотят развиваться в этой сфере, но еще не умеют анализировать гигабайты информации. В этой книге вы найдете набор креативных открыток с личными данными, которыми обменивались авторы: информационный дизайнер Джорджия Лупи и дизайнер данных Стефани Посавеки. Читатели могут тоже начать собирать свои личные данные и думать, как их можно визуализировать.

2. "Функциональное искусство: введение в информационные графики и визуализацию" (The Functional Art: an Introduction to Information Graphics and Visualization). Книга Альберто Каиро тоже будет очень полезна тем, кто только начинает работать с инфографикой.

3. Книги Эдварда Тафти, в частности, "Наглядное отображение количественной информации" (The Visual Display of Quantitative Information).

4. Книга Колина Уэра (Colin Ware) по визуализации информации (Information Visualization: Perception for Design) подойдет для тех, у кого уже есть опыт.

5. Ежегодные альманахи Malofiej – анализ лучших визуализаций года.


Источник верхней фотографии – William Iven, лицензия СС сайта Unsplash.