Гуманизация данных: как связывать числа и истории людей

Автор Sherry Ricchiardi
Feb 3, 2022 в Журналистика данных
Human face with data

Смысл гуманизации данных в том, чтобы вдохнуть жизнь в числа. С этой непростой задачей журналисты сталкиваются, освещая разные глобальные события – от пандемии и миграции до конфликтов и терроризма.

Тренер по работе с данными Триша Говиндасами напоминает репортерам, что специалисты по обработке и анализу данных рассчитывают важную статистику, но предупреждает: "Заполненные информацией таблицы – это просто числа – до тех пор, пока мы не видим за ними людей".

Говиндасами, менеджер по работе с данными организации Code for Africa, обучает журналистов, как по-новому взглянуть на то, что они уже хорошо умеют делать: на проведение интервью. Работая с набором данных, журналисты должны задавать те же вопросы, которые задавали бы, если бы разговаривали с человеком. По ее словам, "интервьюирование" данных поможет обогатить идеи историй, помочь найти новые повороты сюжета и новые источники информации.

Например, если в наборе данных задокументированы последствия внезапных наводнений, журналисты должны искать ответы на следующие вопросы: какие деревни затронуло бедствие? Где сейчас находятся люди из пострадавших районов? Сколько из них потеряли своих близких? Эта информация поможет журналистам рассказать историю с точки зрения того, как трагедия повлияла на жизни отдельных людей. Данные становятся проводником для рассказа о том, что случилось с людьми, а такое освещение событий способствует подотчетности и приводит к изменениям, необходимость которых иначе могла бы быть проигнорирована.

Хорошим примером того, как гуманизация данных помогает улучшить историю, Говиндасами считает журналистский материал The Pandemic Poachers. Во время работы над этим проектом InfoNile поговорил с жителями местных сообществ Восточной Африки о том, как пандемия, приведшая к введению ограничений и прекращению туризма, повлияла на их повседневную жизнь. "Рассказ о проблеме с точки зрения отдельных людей сделал материал более живым", – сказала она.

Научные исследования подтверждают слова Говиндасами. Психолог Пол Словик использует термины "потеря сострадания" и "психическое онемение", чтобы объяснить, как мозг реагирует на цифры, поданные без связи с историями людей. "Если для читателей информация никак не связана с человеческой стороной истории, то гораздо меньше вероятности, что они начнут действовать или использовать эти данные", – говорит Словик, член National Academy of Sciences и президент организации Decision Research, объединяющей ученых, изучающих человеческую психику. Его совет: "Не надо просто забрасывать людей цифрами. Хуже этого трудно что-то придумать".

В связи с этим возникает вопрос: насколько полезны наборы данных, если они не находят отклика у аудитории?

Об этом можно узнать из написанной Словиком в соавторстве работы, посвященной психическому онемению. "Было установлено, что большие числа, если они не связаны с неким чувством, не имеют смысла, и их гораздо реже учитывают при принятии решений. С одной стороны, мы активно реагируем, если в помощи нуждается один человек. С другой – мы не в состоянии предотвратить массовые трагедии – например, геноцид – или принять соответствующие меры для снижения потенциальных потерь от стихийных бедствий, – говорится в этой работе. – Мы считаем, что это происходит отчасти потому, что по мере роста чисел мы становимся все менее чувствительными; большие числа не способны пробудить эмоции или чувства, необходимые для побуждения к действию". 

Вот пример: когда в сентябре 2015 года на берег Турции выбросило тело погибшего двухлетнего Айлана Курди, чья семья бежала с ним из Сирии, его фотография вирусно распространилась по всему миру, что вызвало всплеск помощи беженцам и привело к изменению политики в отношении миграции.

Число погибших в Сирии исчислялось сотнями тысяч, при этом международная общественность мало реагировала на эту ситуацию. И внезапно фотография мертвого малыша, лежащего лицом вниз на пляже, произвела эффект, который не могла вызвать статистика. "Эта фотография в одночасье разбудила мир. Люди эмоционально откликнулись на проблему, – говорит Словик. – Как правило, если люди видят, что могут чем-то помочь, они это делают. Если же они чувствуют, что не могут что-то изменить, это их отталкивает".

Вот что он советует журналистам:

  • старайтесь, чтобы материалы были тесно связаны с историями людей;
  • показывайте события глазами очевидцев;
  • ставьте себя на место тех, кто страдает;
  • разговаривайте с людьми, живущими на местах событий, чтобы узнать подробности из первых рук.

Ниже приведены примеры журналистских проектов, удачно сочетающих цифры и рассказ о людях.

Освещение темы COVID-19 в The New York Times

Издание The New York Times было в 2021 году удостоено Пулитцеровской премии за работу на благо общества и за освещение того, как пандемия повлияла на разные стороны жизни в США и других странах. "Ежедневно мы старались не концентрироваться только на числах и не забывать о стоящих за ними людях", – сказал помощник главного редактора Марк Лейси.

База данных издания, включающая информацию о случаях заболевания и смерти от COVID-19, была собрана с сайтов сотен местных и федеральных органов здравоохранения. Данные собирались как вручную, так и с использованием автоматизированных процессов. Вот несколько способов увековечить память умерших.

Как выглядит потеря

Газета обратилась к читателям с просьбой прислать свои фотографии вещей, которые напоминают им о близких, умерших в течение последнего года от COVID-19 или из-за других причин. Фотографии и личные истории были опубликованы в цифровой версии издания как интерактивный цифровой памятник этим людям.

Те, кого мы потеряли

Редактор некрологов в The New York Times обратился за помощью к сотрудникам бюро издания в США и по всему миру. Газета обратилась к читателям: "Эта серия создана, чтобы назвать имена и показать лица людей, стоящих за цифрами". Начиная с марта 2020-го эта серия рассказала о более чем 500 людях, потерявших свои жизни из-за коронавируса. Проект продолжался до июня того же года.

Стена скорби

В феврале 2021-го на первой странице The New York Times был опубликован график, который начинался с одной точки, и постепенно количество точек достигало 500 000, каждая точка обозначала одну потерянную из-за коронавируса жизнь. Коронавирус уже год назад привел в США к большему количеству жертв, чем Первая мировая, Вторая мировая и Вьетнамская войны вместе взятые.

Гуманизация данных об иммиграции

Когда редакторы Dublin Inquirer предложили Шамим Малекмиан создать для газеты раздел, посвященный иммиграции, она сразу же согласилась. Для нее было важно рассказывать о беженцах, хлынувших в Ирландию из таких мест, как Нигерия и ЮАР, с точки зрения того, что происходит с этими людьми.

"Иммигранты – это не просто еще одни статистические данные. У каждого есть история, которую нельзя рассказать с помощью одних цифр", – говорит Малекмиан. В рамках этого проекта она написала о десятках детей-мигрантов, которые пропали, находясь под опекой государства, и о соискателях статуса беженца, находящихся в неопределенности, пока они ждут собеседования в течение долгого времени. Она также вела хронику нападений на почве расовой ненависти в Дублине.

Вот что Малекмиан советует журналистам, рассказывающим об иммигрантах:

  • не ограничивайтесь пресс-релизами и официальными заявлениями чиновников;
  • пусть данные подсказывают вам сюжеты и новые точки зрения на историю;
  • установите прочные связи с людьми, о которых рассказываете: это самый лучший способ завоевать их доверие;
  • оставайтесь на связи с источниками информации и следите за тем, как развиваются их истории;
  • несмотря на ограничения в отношении медиа, введенные в центрах размещения беженцев, критически важно работать на местах событий.

Поиск потерянных матерей

Когда ProPublica и Национальное общественное радио объединились для создания серии "Потерянные матери", они обнаружили, что в США самый большой по сравнению с другими развитыми странами уровень смертности во время беременности, родов и послеродового периода.

Исследуя данные, журналисты обнаружили, что в них не хватает человеческого фактора. Кем были эти матери?

По словам Нины Мартин, руководительницы проекта со стороны ProPublica, когда в США умирает беременная женщина или молодая мать, информация о ее личности скрыта, не доступна для медицинских учреждений, регулирующих органов и комитетов штатов, занимающихся рассмотрением вопроса о материнской смертности. Эти женщины практически невидимы.

Команда, которую возглавляла Мартин, создала первую в своем роде национальную базу данных, в которой содержится информация о женщинах, умерших вследствие осложнений, связанных с беременностью. Журналисты прочесывали социальные медиа и краудфандинговые сайты в поисках информации и обратились к опубликованным в фейсбуке некрологам, чтобы проверить данные и связаться с семьями и друзьями. "Мы знали статистику, – говорит Мартин, – но у нас не было историй этих людей".

Журналисты получили около 5 000 откликов, пришедших из всех 50 штатов, Вашингтона, округ Колумбия, и Пуэрто-Рико. Этот удостоенный премии проект, по мнению многих, способствовал изменениям в системе здравоохранения США.

Гуманизация данных в проекте "Потерянные матери" была "сознательным выбором и необходимостью", говорит Мартин, – сейчас она работает над проектом Reveal, который проводит Центр журналистских расследований. "Если люди не понимают, что означают данные, они начинают зевать. Мы хотели, чтобы они "увидели" историю и отреагировали на нее. Безусловно, это стоило потраченного труда и времени".


Эта статья была написана на основе материала, опубликованного на сайте DataJournalism.com. Она была отредактирована и публикуется IJNet с разрешения.

Дополнительную информацию о теориях Пола Словика можно найти на сайте Arithmetic of Compassion. Журналистам, ученым и студентам предлагается присылать тексты, которые связывают концепции сайта с текущими событиями.

Фото h heyerlein с сайта Unsplash.