Как найти героев журналистских материалов в условиях тотального страха?

作者 Hanna Valynets
May 7, 2021 发表在 Miscellaneous
Belarusian flag

Люди, которые хотят менять мир, – отличные герои для журналистских материалов. Но именно они первыми попадают под удар, когда правительство начинает атаковать свободу слова в своей стране. В этом случае стремление людей служить общему благу вытесняется заботой о безопасности – они хотят уберечь себя и своих близких.

Как найти героев материалов и как говорить с этими людьми? Как одновременно следовать этическим принципам и позаботиться о том, чтобы не спровоцировать арест человека, о котором рассказываешь? Я поговорила с независимыми журналистами из Беларуси, где уже не первый месяц идут политические репрессии.

Раньше быть активистом в Беларуси означало быть не таким, как все. Но ситуация сильно изменилась, когда в 2020–2021 годах общество в этой стране столкнулось с серьезными сложностями. Сначала – пандемия COVID-19 и волна солидарности. После – и на фоне уже распространяющейся пандемии – политическая кампания, протесты и репрессии, связанные с выборами президента, которые прошли 9 августа 2020 года.

За это время активизм из занятия для странноватых людей сначала превратился в очень распространенное явление, а ближе к концу осени – стал выбором самых смелых. Даже если люди занимаются таким, казалось бы, невинным делом, как благоустройство двора. К примеру, Марыля Дакуцька, журналистка телеканала "Белсат" рассказала, как хотела сделать репортаж о жителях одного двора, выигравших грант на его благоустройство. Но люди побоялись общаться с ней из-за угрозы со стороны правоохранительных органов. Неизвестно точно, почему им поступили такие угрозы, – это могло случиться, к примеру, потому, что по крайней мере один человек из группы, занимающейся озеленением двора, был политическим активистом.

Субботник
Субботник в Минске. Комментарий участников субботника: "Фото без лиц, потому что были задержания пару дней назад", автор фото – местный житель

 

Для журналистов активизм превратился в чувствительную тему, а сложностей при поиске героев становится все больше. Одна из моих собеседниц даже назвала нынешнюю ситуацию "ужасной".

О том, как работать в этих условиях – раньше и сейчас, – рассказывают журналисты и редакторы.

[Читайте также: Региональные медиа в Беларуси. Как выжить при репрессиях?]

Иногда герои находились сами

Прошлой весной люди в Беларуси часто обращались к журналистам. Их волновали разные проблемы: вырубка деревьев, ситуации с водоснабжением и вывозом мусора, вопросы застройки. С приближением выборов все чаще обсуждали политику – и делали это охотно.

"В начале осени поиск людей представлялся довольно легким занятием – тогда многие активно рассказывали про свою деятельность", – вспоминает главный редактор "Зеленого портала" Янина Мельникова.

Люди в то время быстро отзывались на запросы журналистов как в личных, так и редакционных соцсетях и мессенджерах. Встречались посты в Telegram или публикации на сайтах медиа с фотографиями, сопровождающимися такими или подобными сообщениями: "Ищем человека с этого фото!".

"Я обычно действовала через свои соцсети: писала в Facebook или Instagram, что мне нужны люди для съемок сюжета или текстового интервью", – говорит Марыля Дакуцька.

Можно было искать героев материалов в тематических и общих чатах

Какое-то время отлично работали открытые чаты местных дворовых сообществ или микрорайонов в Telegram. Они стали массово появляться в августе во время протестов: тогда возникли сотни чатов, в которых переписывались тысячи людей. Найти героя можно было, просто написав автору интересного сообщения.

"Но с ноября, когда усилились репрессии, когда стали разгонять дворовые вечеринки и сажать музыкантов, люди стали реже откликаться на запросы. Они стали более настороженными", – говорит Марыля Дакуцька. 

Раньше было возможно просто прийти на место сбора людей или использовать другие каналы

В то же самое время, когда работали чаты, легко было найти героев и офлайн – в местах сбора людей. До выборов это могла быть очередь, в которой люди ждали, чтобы подать свои подписи за определенного кандидата, после выборов – встречи во дворах.

"Люди устраивали концерты, вместе пили чай, приглашали на лекции известных писателей и философов, играли в футбол целыми микрорайонами, благоустраивали спортивные площадки", – рассказывает о мирных собраниях осени Снежана Инанец, редактор отдела "Минск" на портале TUT. BY.

В то время многие соглашались называть свои имена, фамилии, люди были не против того, чтобы попасть на фото или видео в СМИ. Марыля Дакуцька отмечает, что с конца осени они перестали легко соглашаться на контакт.

По словам Янины Мельниковой, в 2021 году героев получалось находить по упоминаниям в медиа, через объявления об активностях в соцсетях и так далее.

Журналистам нужно выходить за пределы столицы

Настроение и доверие людей сейчас сильно меняются в зависимости от географии, считает Марыля Дакуцька. По ее словам, весной были активны в основном столица и областные города.

С нарастанием репрессий люди в больших городах начали "закрываться" быстрее, чем в регионах. "В маленьких городах сейчас люди намного более открыты, хотя давление на них сумасшедшее. Милиция сейчас отслеживает активистов и в регионах”, – говорит Марыля. 

Будьте готовы получить комментарии на условиях анонимности

Примерно с ноября люди все реже давали согласие на интервью, потому что часть жителей страны уже прошла через репрессии или начала их бояться. Янина Мельникова рассказывает, что "Зеленый портал" искал десять героев для проекта "Ребята из нашего двора". Проект посвящен людям, которые пришли в активизм летом или осенью и занимаются проблемами дворов и городов: например, организуют танцы, лечат котов и защищают деревья.

Хотя на сегодняшний день на сайте появилось восемь публикаций, журналисты также получили не менее десятка отказов.

Сейчас, как отмечают журналисты, люди часто соглашаются на комментарий или интервью только с условием, что их имена или фото не будут опубликованы, не будут упоминаться места, где они живут и действуют.

"Сейчас почти никто не согласится, чтобы его лицо появилось на фотографии с акции", – говорит Василий Бринкович, фотограф и гражданский журналист. Готовя к публикации материал, Василий обсуждает с героями, может ли он использовать их имена или псевдонимы, должен ли он скрывать их лица на фото.

[Читайте также: Как восстанавливаться после освещения травмирующих историй]

Старайтесь избегать дезинформации

Когда люди стремятся к анонимности, очень важно проверять источники информации. "Это непростая ситуация для журналиста, когда все вокруг хотят быть анонимными, меняют никнеймы в Telegram и скрывают [в настройках] номера телефонов", – говорит Снежана Инанец. Она подчеркивает, что важно уметь верифицировать контакт и распознавать фейковую информацию.

Снежана говорит, что в этих случаях журналистам помогают рекомендации других людей: очень полезно, если кто-то, кого мы хорошо знаем, может поручиться за человека, с которым мы разговариваем. Также, по ее словам, важно подробно расспрашивать человека об истории, проверяя, не противоречит ли одна информация другой.

Дайте возможность людям убедиться, что вы именно те, за кого себя выдаете

Будущие герои материалов могут подозревать, что журналист – не тот, за кого себя выдает. В этом случае можно отправить им онлайн фото пресс-карты или удостоверения, предложить им написать редактору, который может подтвердить ваш статус.

Марыля Дакуцька также рассказала, что с той же целью героев материалов ищут через знакомых, которые могут подтвердить надежность журналистов.

Иногда и этого мало: "Однажды, когда мы приехали снимать сюжет, одна героиня опаздывала. На пять минут, потом ещe на пять", – говорит Марыля Дакуцька.

По ее словам, женщина проверяла, журналисты ли ожидают ее. Она опасалась, что за ней может приехать целый микроавтобус "тихарей" (сотрудников милиции в штатском).

Позаботьтесь, чтобы публикация контента не поставила под удар героев истории

Многие боятся, что журналисты не смогут обеспечить им безопасность и расскажут что-то, что спровоцирует арест. Иногда фотографы используют непривычные подходы, которые помогают успокоить людей. 

Фотограф Василий Бринкович живет в известном в Минске дворе, названном Площадью Перемен. Двор известен тем, что его жители много раз восстанавливали протестный мурал (который разрушали силовики). Осенью во время протеста в этом дворе погиб один из жителей, потом в одну из ночей местные жители прятали людей от силовиков в собственных квартирах, некоторые – на протяжении всей ночи. 

Мемориал памяти убитого Романа Бондаренко на Площади Перемен.
Мемориал памяти убитого Романа Бондаренко на Площади Перемен. Фото – Ганна Волынец

 

"На Площади Перемен я изначально выбрал пейзажный подход – скорее снимал место, чем людей, выбирая средний и общий планы. Так люди кажутся массой, и я скорее показываю явление, нежели героизирую кого-то из людей", – говорит Василий Бринкович.

Чаепитие во дворе Площади Перемен
Чаепитие во дворе Площади Перемен, Минск. Фото – Ганна Волынец

 

Иногда эту проблему решают, согласовывая с героями материалов текст и изображения на фото. Как вести себя, если люди просят закрыть на фото автомобильный номер или лицо? Лучше использовать кадрирование или отбор кадров, на которых нет этих деталей, а не зарисовывать элементы изображения, как рассуждает одна из журналисток "Радые Свабода", пожелавшая остаться неизвестной.

Иногда люди в принципе не готовы пустить на мероприятие журналиста и предлагают публиковать только контент, который создали сами: высылают в редакции фото или видео, но отказываются встретиться и рассказать больше.

Добивайтесь доверия

Во времена всеобщей неуверенности и сомнений друг в друге доверие поднимается в цене. Это хорошо понимает Василий Бринкович.

"Любой человек с камерой вызовет настороженность. Но я здесь участник процесса, я ходил на все марши. У меня хорошая репутация, и я могу бывать там, куда просто с улицы попасть не получится: могу снимать досуг местных жителей, бывать у них дома", – говорит фотограф.

Помните о стандартах, но будьте гибкими

Страх репрессий влияет на то, как журналисты видят профессиональные стандарты.

"Я был участником [событий] и одновременно фиксировал [их], тем самым нарушая журналистские каноны этики. Но считаю, что в данном случае журналистская этика может корректироваться", – говорит Василий Бринкович и отмечает, что для него безопасность героев его материалов важнее новостей.

"По ощущениям, сейчас журналистские стандарты немного сдвинулись. [По этим стандартам] ты не должен занимать чью-то сторону, но, защищая героев, ты уже не беспристрастен. Мы прочувствовали, что работаем, как военные корреспонденты", – говорит Янина Мельникова.


Ганна Валынец – независимая журналистка из Минска, Беларусь. Публиковалась в более чем 30 белорусских и зарубежных медиа. Сферы интереса – общество, политика, экология, права человека, журналистика, музыка.

Фото: флаг между многоэтажными домами, автор – Ганна Валынец.