Репортеры рассказывают о своем опыте освещения ситуации, связанной с лихорадкой Эбола

АвторRaymond Joseph
Jun 29, 2015 в Специальные темы

Когда в конце мая прошлого года Всемирная организация здравоохранения официально подтвердила вспышку вируса Эбола в Сьерра-Леоне, международный медицинский репортер газеты Toronto Star Дженнифер Ян сразу поняла, что это важная международная история и что она должна рассказать о ней.

Но Ян также знала, что, если она хочет поехать в Западную Африку для освещения этой истории, сначала ей придется преодолеть некоторые препятствия. Бюджет ее газеты постоянно урезался, а из далекой Канады было трудно оценить масштабы вспышки инфекции, поэтому ей было непросто убедить свое начальство, что эта история стоит того, чтобы о ней рассказать.

Недели ушли на убеждение и тщательное планирование, прежде чем Ян в конце концов получила добро на десятидневную поездку в Сьерра-Леоне.

Помимо трудностей с бюджетом, ей также пришлось преодолеть "фактор страха". По словам Ян, руководство газеты, "невероятно нервничало из-за связанного с путешествием риска": "Это очень контрастировало с ситуациями, когда газета отправляла людей в конфликтные и военные зоны. У нас есть опыт [работы в военных зонах], но это была новая ситуация, у нас не было никаких руководств по ее освещению. К тому же возникали вопросы, связанные со страховкой и с тем, что делать, если я заражусь и меня придется возвращать в Канаду".

По словам Ян, оглядываясь назад, она может сказать, что в некотором смысле это была одна из самых простых историй, о которых она рассказывала: "Истории были повсюду, за ними не нужно было охотиться. Главной трудностью было организовать работу, например, было трудно найти кого-то, кто отвез бы вас к эпицентру вспышки. Один водитель даже сказал, что опасность на дорогах в этих местах гораздо сильнее, чем опасность подхватить лихорадку Эбола".

С рисками заражения можно было справиться, следуя определенным правилам: нужно было носить маски и перчатки, никого не трогать и никогда не прикасаться к собственному лицу, не вставлять и не вынимать контактные линзы, не обработав предварительно руки сильным дезинфектором.

Ян была среди журналистов, обсуждавших проблемы освещения Эболы на недавней Всемирной конференции научных журналистов в Сеуле, Южная Корея.

Пока Ян боролась со своей редакцией за разрешение освещать эту историю, до Умару Фофана, журналиста-фрилансера и международного корреспондента Би-би-си в Сьерра-Леоне, доходили рассказы о вспышке смертельной лихорадки, хотя правительство продолжало молчать об этом.

Пять недель спустя, после того как Всемирная организация здравоохранения подтвердила масштаб вспышки инфекции, Фофана предложил эту историю BBC, но его запрос на поездку в районы, пораженные лихорадкой Эбола, был отклонен, и ему было сказано, что это "небезопасно". Затем он предложил историю издательству Reuters, которое согласилось сотрудничать с ним и направило его в организацию "Врачи без границ" для получения консультации.

Фофана был одним из первых журналистов, добравшихся до восточного города Кенема, бывшего эпицентром вспышки смертельного заболевания. Его репортаж – включая жуткое, снятое с iPhone, видео, на котором похоронная команда бесцеремонно сбрасывает тела жертв в наспех вырытую могилу, – помог оповестить мир о серьезности ситуации.

"Я рассказывал о гражданских войнах, переворотах и насилии во время выборов, но я никогда не был так испуган, как во время освещения событий, связанных с лихорадкой Эбола", – сказал Фофана. Было трудно получить доступ к местам, где вспышка заболевания была особенно сильна, и источникам информации, в то время как постоянная опасность заразиться самому и заразить членов своей семьи держала журналиста в состоянии непрекращающейся тревоги.

"Мы пережили страшное время, когда один из моих детей заболел, и у него была очень высокая температура, но, к счастью, это была не Эбола. Нам пришлось отправить нашу домработницу в полностью оплачиваемый отпуск из страха, что она может заразить наших детей, но мы сказали ей, что делаем это потому, что не хотим, чтобы она заразилась от меня из-за моей работы".

Журналистам также приходилось иметь дело с правительством Сьерра-Леоне, "скрывающим трудности и запугивающим журналистов, которые освещали эту ситуацию", – говорит Фофана. "В течение пятнадцати недель после начала вспышки заболевания чрезвычайное положение не было объявлено. Вместо того, чтобы сражаться с Эболой, правительство запугивало журналистов. Мы были напуганы, но нам нужно было рассказывать правду".

Только то, что международные СМИ подхватили эту историю, заставило, наконец, правительство Сьерра-Леоне признать масштаб кризиса.

Фофана критикует иностранные СМИ за то, что они в значительной степени "сосредоточили свое внимание на иностранцах". По его мнению, настоящими героями являются армия, развернувшая госпиталь и организовавшая его работу (в этой больнице лечились сотни людей), и 300 местных гуманитарных работников, умерших, помогая лечить других людей.

Фофана предупреждает: теперь, когда внимание западных СМИ поглощено другими темами, существует реальная опасность новой вспышки, если СМИ не будет держать Сьерра-Леоне в центре своего внимания.

Изображение пользователя UNMEER, лицензия СС сайта Flickr.