Миранда Патрисич из OCCRP: "Журналистика – ваша защита"

Автор Sam Berkhead
Nov 21, 2016 в Расследовательская журналистика

Миранда Патрисич говорит, что журналистика была частью ее жизни всегда.

Начиная с 16 лет она работала в новостных агентствах в своем родном Сараево в Боснии и Герцеговине. Она была помощником менеджера проекта в Freedom House, а после этого была переводчиком, а также занималась проверкой фактов в Центре журналистских расследований в Сараево.

"Я шла по улице в Сараево и увидела объявление о наборе сотрудников в "группу развития журналистики", – рассказала она. – Я посмотрела на объявление и сказала: "Боснийская журналистика нуждается в переменах".

Патрисич скоро поняла, что ее знания в области бизнеса в сочетании с умением искать нужные данные в документах помогают ей находить информацию о злоупотреблениях в высших эшелонах власти и общества. Впервые это стало очевидным после того, как она присоединилась к команде, расследовавшей историю с квартирой премьер-министра Боснии, которую ему бесплатно выдало правительство. Публикация материала привела к отставке премьер-министра.

После этого Патрисич вошла в команду Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Как ведущий журналист-расследователь и региональный редактор OCCRP, Патрисич проводила расследования коррупции в разных правительствах в Восточной Европе и Центральной Азии, инициировала проведение расследований на государственном уровне, открытие уголовных дел, которые приводили к тюремным заключениям и отставке коррумпированных чиновников. В результате проведенных расследований были наложены штрафы и конфисковано нажитое нечестным путем имущество на общую сумму более миллиона долларов.

"Я чувствую, что делаю именно то, что должна, это ощущение полноты жизни, потому что я вижу результаты своей работы и верю, что мы можем изменить ситуацию", – сказала она.

В этом году Патрисич также участвовала в проведении расследования "Панамские документы", раскрывшего информацию о спрятанных оффшорных компаниях президента Азербайджана и его семьи. Кроме того, она помогла вести "Проект Хадиджи", названный в честь ее подруги и коллеги Хадиджи Исмайловой, которая из-за своих расследований была заключена в тюрьму в Азербайджане.

За несколько дней до того как Патрисич получила международную награду для журналистов (ICFJ Knight International Journalism Award) 2016 года, мы говорили с ней о разоблачении коррупции во властных кругах и об изменении мира к лучшему.

IJNet: Как вы решаете, какое расследование провести?

Патрисич: Инстинкт – одно из самых важных для журналистов качеств, особенно если этот инстинкт вас не подводит. Иногда я просто читаю что-то и думаю: "Что-то здесь не так". Я начинаю разбираться, и оказывается, что так оно и есть. Я думаю, что очень хорошо иметь время и ресурсы. Конечно, не каждый может себе это позволить, но я думаю, что если вы очень хорошо организуете свои расследования, будете "заглядывать под каждый найденный камешек", обращать внимание на детали, усердно работать и не сдаваться, вы получите хороший материал.

Как вы находите нужных людей, у которых берете интервью? Очевидно, что правительственные чиновники и официальные лица, деятельность которых вы расследуете, не хотят говорить с вами.

Я думаю, мое преимущество в том, что я кажусь людям довольно наивной. Я начинаю разговаривать с простыми людьми и не задаю трудных вопросов. И я слушаю. Я думаю, что для журналистов это часто очень непросто. Люди говорят нам важные вещи, но мы не слушаем. Так что я просто встречаюсь с людьми и спрашиваю об их работе. Cпрашиваю их, как все устроено. Во-первых, это помогает им расслабиться. В их глазах вы перестаете быть врагом и страшным журналистом. Они расслабляются, начинают говорить и рассказывают интересные вещи. Очень часто это люди, у которых никогда не было возможности говорить о том, чем они гордятся и что они делают. Эта работа занимает у них восемь часов каждый день. Так я начинаю, а потом медленно приближаюсь к тому, что меня действительно интересует.

Когда вы просматриваете документы, есть что-то, что вас автоматически настораживает?

Имена и даты. Иногда эти имена ничего для вас не значат. Очень часто вам кажется, что вы видите их впервые. Но потом – через недели расследования – вдруг кто-то упоминает это имя или вы видите эти данные где-то еще, и они начинают приобретать смысл.

Беспокоили ли вас когда-нибудь возможные последствия вашей работы? Что вы делаете для обеспечения своей безопасности, расследуя действия людей, находящихся у власти?

Никто не может приказать нам остановиться и перестать делать то, что мы делаем. Я очень часто получаю предупреждения, например: "Вы не должны этого делать, это слишком опасно, вы не должны заниматься этим расследованием". Мне угрожали убийством. Так что я, конечно, сталкивалась с проблемами при проведении расследований.

С другой стороны, я считаю, что журналистика – наша защита. Я думаю, что цель журналистики не в том, чтобы отомстить. Мы здесь не для того, чтобы выдумывать и искажать факты. Если кто-то сделал что-то не так, и я обнаружила это, и то, что я нашла, правда, – мы ведем честную игру. Люди не должны нарушать закон, если они не хотят, чтобы информация об этом была опубликована.

Все журналисты, с которыми мы работаем, сталкиваются с последствиями своей работы. Мы стараемся защитить их, не афишируем их имен, внимательно продумываем работу с ними. Я бы хотела, чтобы мы могли открыто сказать: "Вот люди, с которыми вы работаете, они достойны восхищения за стойкость и за работу, которую делают". К сожалению, мы не можем этого сделать, потому что это поставит этих людей в опасное положение. Но их работа говорит сама за себя, и я думаю, что журналисты не должны сдаваться, потому что если все мы откажемся от своей работы, власти поймут это, и расследования прекратятся. И последствия будут ощутимы не только в одной стране, но и во всем мире.

Что заставляет вас делать эту работу?

В мире много репрессий. Многие стараются заставить журналистов замолчать. Если это в моих силах, я хочу помогать говорить людям, которые сами не могут этого сделать. Я хочу сделать мир лучше. Я не знаю, в какой стране или при каком режиме, но я хочу делать работу, которая изменит жизнь к лучшему.

Это интервью было отредактировано и сокращено.

Автор фотографии Сэм Беркхед.