Лонгриды не теряют своей важности в эпоху онлайн-новостей

АвторFabrice Le Lous
Feb 12, 2018 в Miscellaneous

Неправильно было бы думать, что читатели новостных материалов в интернете интересуются только мемами, гифками и YouTube видео. Крупнейшая в Никарагуа газета La Prensa убедилась в непреходящей популярности лонгридов. 

Опубликованную 14 января в нашем субботнем онлайн-приложении статью Fortuna y desgracia del 'tío' Roberto Rivas ("Счастье и неудачи "дяди" Роберто Риваса") открыли десятки тысяч пользователей. Средняя продолжительность времени, которое они провели на этой странице, составила 9 минут 37 секунд. По данным Google Analytics, это значительно превышает средний показатель материалов газеты – 2 минуты и 59 секунд. 

Этот включающий анализ данных лонгрид посвящен растянувшейся на два десятилетия истории коррупции, связанной с Роберто Ривасом, главой Высшего избирательного совета Никарагуа.

Длинные, глубокие журналистские материалы помогают читателям лучше разобраться в теме независимо от того, работаем ли мы над статьями, посвященными преступлениям, политическому анализу случаев коррупции, рассказываем ли об известных людях или хотим пролить свет на историю, произошедшую в прошлом.

Но что нужно делать, чтобы люди их прочитали?

Фабиан Медина, журналист, писатель и бывший член жюри испанской Международной королевской премии в области журналистики, говорит, что, хотя волшебного рецепта не существует, можно проанализировать отличительные черты удачных лонгридов и учиться на этих примерах.

"[Автор хорошего лонгрида] стремится описать проблему во всех ее сложных аспектах, целиком, – говорит он. – Это не значит, что нужно писать ВСЕ об этой теме. Нужно задавать все вопросы, которые могут возникнуть у читателей (и по возможности отвечать на них). И нужно рассматривать вопрос со всех возможных точек зрения".

Лонгрид совсем не то же самое, что длинный новостной материал или статья в жанре объяснительной журналистики. По словам Медины, разница примерно такая же, как между "миской риса и паэльей".

Ныне покойный Мигель Анхель Бастениер, журналист и профессор Школа журналистики El País, так сказал об этом жанре: "Журналист отвечает за все в таких материалах – он освещает тему – и сам становится источником информации, потому что он слышал, видел и проверил то, о чем пишет".

В дополнение к выбору уникального и привлекательного способа подачи информации, успешные лонгриды представлены аудитории так, что, увидев статью, пользователи просто не могут не открыть ее. А открыв, они не могут остановиться, пока не дочитают до конца.

В феврале 2017 года британский журнал Press Gazette опубликовал статью, содержащую печальные выводы о состоянии онлайн-журналистики. В частности, хотя люди читают газеты в среднем по 40 минут в день, средний онлайн-пользователь проводит менее 30 секунд в день на веб-сайтах газет.

Однако даже в эпоху онлайн-новостей статья о Роберто Ривасе стала примером успешного материала в жанре журналистики длинных форм. La Prensa и несколько других испаноязычных изданий, включая крупные газеты и журналы, смогли добиться, чтобы их читатели проводили в среднем по 9 минут, читая длинные статьи.

Хотя для медиа работа над такими статьями связана с определенными трудностями, длинные материалы, глубоко исследующие тему, остаются важной частью журналистики.

Лауреат премий Ортеги-и-Гассета 2011 года и испанской Международной королевской премии в области журналистики 2014 года – журналист-расследователь Октавио Энрикез сказал: "Если однажды газеты сообщат, что у них больше нет времени на публикацию лонгридов – историй, глубоко разрабатывающих тему, – и что все нужно писать быстро и срочно, для меня это будет сбывшимся ночным кошмаром. По-моему, хороший материал помогает людям думать. Иногда нужно остановиться и посмотреть, как устроен мир вокруг нас. Журналистика не может обойтись без этого жанра".

Фабрицио Ле Лус – редактор воскресного приложения к никарагуанской газете La Prensa.

Источник фотографии Raúl Hernández González, лицензия СС сайта Flickr.