Интервью с Крейгом Сильверманом: дезинформация, дипфейк и демократия

АвторSunaina Kumar
Nov 17, 2019 в Проверка фактов и верификация
Person holding a phone

Когда Крейг Сильверман говорит, что некоторые вещи, включая использование в информационной войне социальных медиа, снижение доверия к различным институтам, все более искусное манипулирование СМИ и распространение дезинформации, – не дают ему спать спокойно, стоит к этому прислушаться.

Сильверман – редактор BuzzFeed News и эксперт по борьбе с дезинформацией и мезинформацией. Впервые он начал изучать эту тему в 2014 году, когда проводил для проекта Центра цифровой журналистики Тоу при Колумбийском университете исследование, посвященное распространению дезинформации в новостях и социальных медиа. От отслеживания того, как в цифровой среде распространяются слухи, до изучения манипуляций с результатами, которые выдают поисковые системы, – Сильверман всегда был в центре исследования различных проявлений глобального информационного кризиса. По его словам, это не только его тема, но и страсть.

В конце сентября Сильверман приехал в Гамбург на Глобальную конференцию журналистов-расследователей (Global Investigative Journalism Conference (GIJC)), где поделился советами по работе сетей, занимающихся расследованием дезинформационных кампаний. Мы поговорили с ним о трудностях, с которыми сталкиваются журналисты, о том, чего он боится, глядя в будущее, и почему он до сих пор не испытывает пессимизма, размышляя о демократии.

IJNet: Что мы сейчас знаем о манипуляциях с информацией?

Сильверман: Некоторые тенденции сохраняются. Например, использование для распространения дезинформации крупнейших платформ социальных медиа и поисковых систем происходит и в глобальном масштабе. Довольно трудно понять, какую информацию люди распространяют в мессенджерах, поэтому непонятно, сколько людей увидели сообщение, содержащее дезинформацию, и кто его первым запустил. Искусство изменения фотографий и видео также продолжают очень быстро совершенствоваться.

Кроме того, по всему миру: на Филиппинах, в Индии и в других странах – возникают фирмы, которые специализируются на манипуляциях с медиа и распространении дезинформации и продают эти услуги своим клиентам. 

Учитывая, как совершенствуются технологии и пути манипуляции информацией, можно ли сказать, что ваша работа становится все труднее?

В области технологий и продуктов, которые дают людям возможность манипулировать информацией в цифровой среде, идет своего рода гонка вооружений. Поскольку у редакций, как правило, не очень много денег, компании редко создают технологии, которые помогли бы редакциям выявлять такого рода махинации. И это вызывает озабоченность. Могут ли редакции точно определять дезинформацию или технологии усовершенствовались настолько, что мы больше не можем быть уверены на сто процентов, что обнаружили такой контент?

Примером этой проблемы могут быть боты. Существуют технологии, которые могут их обнаруживать, – например, Bot Sentinel и BotOrNot, но я опасаюсь, что уже созданы более сложные боты, которые в состоянии обманывать и эти системы.

На конференции GIJC в прошлом году вы говорили об опасности технологий дипфейк. Беспокоит ли вас эта тема сейчас?

Все опасаются появления дипфейковых видео, которые невозможно будет отличить от реальных, но я думаю, что возможна и ситуация, когда, например, в будущем году, мы увидим, как люди не примут всерьез настоящее видео, потому что его объявят дипфейком, и это может привести к повсеместной потере доверия.

Меня гораздо больше беспокоит ситуация, когда реальный контент может быть объявлен ложным.

В статье Шона Розенберга о конце демократии упоминаются фейковые новости и социальные сети. Смотрите ли вы на вещи так же пессимистично, как и он?

Я не настроен настолько пессимистично. Я думаю, что мы становимся свидетелями одного из крупнейших испытаний для демократии, которое не могли предвидеть. Сейчас я понимаю, каким наивным был, когда во время Арабской весны надеялся, что социальные медиа станут инструментом распространения демократии в мире. Мы должны понимать, что сейчас очень серьезный момент, и нам нужно решить, как восстановить веру в демократические системы и институты.

Я думаю, что люди во всем мире сейчас понимают, с какими угрозами столкнулось человечество, и используют в борьбе с этими угрозами самые различные пути.

Что в этой ситуации могут сделать журналисты?

Журналистам нужно понять, что, когда они выступают с заслуживающих доверия платформ, их слова звучат в определенной степени авторитетно. Люди ожидают, что мы будем проводниками заслуживающей доверия информации, поэтому важно серьезно относиться к тому, какого рода информацию вы распространяете. Если вы видите дезинформацию, подумайте, подходящее ли сейчас время, чтобы ее опровергать.

А как журналистам решить, пришло ли время для разоблачения фейковых новостей?

Если вы видите, что какое-то заявление не соответствует действительности, но этот контент видели только пара тысяч пользователей – и он не распространяется за пределы этого круга, есть опасность, что, опровергая эту информацию, вы можете способствовать ее распространению. Подумайте, может ли этот контент навредить вашей аудитории? Другая вещь, о которой стоит задуматься, – это люди и организации, помогающие распространять какой-то контент. Распространяют ли этот контент проверенные организации, политики или другие влиятельные люди?

Все эти вещи журналистам следует принимать во внимание, когда они решают, стоит ли вмешаться и публично заявить о распространении дезинформации – или лучше продолжать наблюдать. Очень часто в нашей работе мы следим за развитием ситуации и ждем, потому что не стоит полагаться на случай, когда мы решаем, распространению какой информации нам нужно помочь, а какую – разоблачить.


Источник основной фотографии Giles Lambert, лицензия CC сайта Unsplash.

Сунаина Кумар – независимая журналистка из Дели.