Всегда проверяйте информацию – даже если она поступает из источников в полиции

АвторDanielle Kilgo
Apr 25, 2021 в Специальные темы
Police car

Смерть 13-летнего Адама Толедо могла попасть в заголовки международных медиа 29 марта 2021 года – в тот самый день, когда его застрелил полицейский, –  если бы эта история с самого начала была преподнесена по-другому.

Но журналисты, первыми освещавшие эту историю, основывались на сообщениях полиции, в которых утверждалось, что он погиб во время "вооруженного столкновения". Полиция предоставила фото пистолета, обнаруженного на месте происшествия. Во время слушания по делу об освобождении под залог мужчины, который был с Толедо, когда началась погоня, прокуроры заявили, что, когда полицейский застрелил его, Толедо держал пистолет.

 

Обнародованные две недели спустя видео с полицейской камеры ставят под сомнение достоверность официального сообщения. На коротком видео видна погоня, которая заканчивается тем, что Толедо поворачивается к офицеру с поднятыми руками. Когда офицер выстрелил, в руках мальчика не было пистолета.

Прокуратура округа Кук заявила, что, выступая с заявлением, прокурор "не был достаточно информирован". Другие идут дальше, заявляя, что прокурор солгал.

Как бы там ни было, обнародованные видео изменили картину происшедшего.

Как исследователь, специализирующийся на изучении освещения в СМИ тем, связанных с полицией и протестами, я считаю, что события, последовавшие за смертью Толедо, обнажили слабое место в журналистике: тенденцию брать за основу информацию, полученную от полиции, не подвергая ее сомнению.

Ненадежные источники информации?

Ответственность журналистов – быстро создать первый черновик будущей истории. Для этого в профессии наработаны протоколы и правила, которые помогают регулярно выпускать новости. Освещающие последние новости репортеры часто полагаются на заявления официальных источников. Обычно это включает заявления политиков, полиции и официальных представителей.

С этими людьми журналисты могут регулярно работать в ситуации, когда нужно успеть к дедлайну, зачастую к ним легче получить доступ – особенно если с друзьями и родственниками жертвы трудно связаться или если они не хотят разговаривать с прессой. И даже если слова официальных лиц содержат неверные сведения или клевету, журналисты обычно могут ссылаться на них без каких-либо юридических последствий для себя.

[Читайте также: Rethinking how we talk about police]

 

Все это дает полиции возможность сформировать первоначальную версию событий – и довести свою версию до сведения общественности прежде, чем жертвы, члены их семей и те, кто их поддерживает, смогут обнародовать свою точку зрения на происходящее.

Но официальные источники часто дают неполную или вводящую в заблуждение информацию. В официальных заявлениях информация может – намеренно или нет – изыматься или пропускаться. В случае с убийством Толедо в первоначальном заявлении для СМИ, сделанном в день его смерти, говорилось, что "вооруженный агрессор мужского пола" убегал от полиции и произошло "столкновение". "Полицейский выстрелил из своего оружия, ранив правонарушителя в грудь".

В заявлении не упоминалось, что, как стало известно позже, Толедо выбросил пистолет и поднял руки. В отчете об инциденте Толедо был назван "неизвестным" в возрасте от 18 до 25 лет – поэтому не было понятно, что речь идет о ребенке.

Аналогичным образом 26 мая 2020-го, через день после смерти Джорджа Флойда в Миннеаполисе, полиция города выпустила заявление для СМИ под заголовком "Мужчина умер в результате медицинского инцидента во время взаимодействия с полицией". В заявлении отмечалось, что "подозреваемый оказал физическое сопротивление" и скончался, "почувствовав физическое недомогание". В заявлении не говорится, что полицейский более девяти минут давил коленом на шею Флойда.

Всего за месяц до этого в полицейский отчет, документально подтверждающий смерть Бреонны Тейлор в 2020 году в Луисвилле, штат Кентукки, не были включены важные детали. В нем не указывалось, что женщина получила травмы, из текста также следовало, что полиция не вламывалась в квартиру убитой. Фактически же дверь была взломана, и в Тейлор выстрелили несколько раз.

А в июне 2020-го, когда 75-летний мужчина получил перелом черепа в Буффало во время протестов против жестокости полиции, первоначальное сообщение гласило, что "он поскользнулся и упал". Но вскоре появилось видео, на котором видно, как его толкают полицейские в защитном обмундировании.

В последнем случае версия полиции была быстро и легко опровергнута. Все происходило в присутствии свидетелей, в том числе и журналистов, некоторые снимали видео. В случае же с Толедо посторонних свидетелей не было. В таких ситуациях на то, чтобы точно установить, что произошло, может требоваться больше времени.

Истории жертв

Обычно полиция не сразу предоставляет записи с нагрудных камер – если их вообще показывают. Большинство видео до того, как их продемонстрируют общественности, неделями остаются засекреченными в интересах внутренних расследований.

К тому времени общественность часто уже получает версию произошедшего и информацию о вовлеченных в происшествие людях.

Журналистов критикуют за то, что они часто слишком быстро верят версии полиции. Поэтому общественность вскоре после происшествий часто больше знает о криминальной истории жертв и их семей, чем об истории полицейских, застреливших этих людей.

[Читайте также: Tips for reporting on anti-police violence protests in the U.S.]

 

Недавно я проанализировал освещение в медиа протестов, последовавших в 2018-м за смертью Стефона Кларка, у которого в руке был сотовый телефон, когда полицейские застрелили его. Все произошло во дворе дома бабушки Кларка. Близкие убитому люди – его семья и друзья – не были основными источниками появлявшейся в СМИ информации о характере убитого.

Вместо этого в течение шести месяцев проанализированное мной освещение этой темы в СМИ в основном опиралось на записи и отчеты полиции, которые представляли Кларка через призму стереотипов и стигмы. Этому способствовал окружной прокурор, обнародовавший личную переписку Кларка и историю его поисков в интернете, которые подробно иллюстрировали его трудности в личных отношениях и очевидные суицидальные мысли.

"Провал журналистики"

Число случаев, когда СМИ опирались в качестве фактов на неполные, вводящие в заблуждение или совершенно неверные заявления полиции, выросло настолько, что репортеры и редакторы заговорили об этой проблеме. Примечательно, что именно журналисты стали одними из наиболее ярых критиков реакции СМИ на убийство Толедо.

"Вот почему журналисты должны перестать представлять информацию, полученную от правоохранительных органов, как факты", – написала в своем твите Николь Ханна-Джонс из The New York Times.

Крис Гейднер, исполнительный директор The Appeal – медиасайта, посвященного закону и уголовному правосудию, пошел еще дальше: "… любое сообщение, основанное на том, что "сообщила полиция", – это провал журналистики. В лучшем случае к полиции следует относиться как к одному из источников информации – и как к ненадежному источнику в случаях, если полицейские в кого-то стреляют. И, следовательно, такого источника недостаточно, чтобы рассказать, что на самом деле произошло".

 

 

Это согласуется с более широкой переоценкой политики и практик СМИ, которые традиционно неверно представляют в своих материалах цветных людей – включая инициативы по изменению расового состава отделов новостей, в которых цветные люди исторически недостаточно представлены.

Все это происходит во время, когда доверие широкой общественности к полиции ослабевает. Опрос Gallup, проведенный в августе 2020 года, показал, что доверие к полиции упало до самого низкого уровня с момента начала исследования этой проблемы в 1993 году. Только 48% респондентов заявили, что они очень доверяют полиции. Точно так же и доверие к СМИ достигло нового минимума.

Необходимый и уместный скептицизм в отношении к информации, полученной от полиции, должен способствовать тому, что новостная аудитория будет получать более полную картину таких происшествий, как стрельба с участием полицейских, и поможет прекратить практику, в которой только одним голосам отдается предпочтение.

И это совсем не радикальная идея: необходимость подвергать сомнению и проверять информацию всегда была частью работы журналистов.


Даниэль К. Килго – профессор Университета Миннесоты.

Фото: Matthis Volquardsen с сайта Pexels.

Эта статья переведена и перепечатана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочитать оригинальную статью можно здесь.