Правовые риски для российских журналистов, освещающих пандемию: о чем важно помнить

porАнастасия Папандина
Apr 29, 2020 em COVID-19 Reporting
laptop

Во времена глобальных потрясений, таких как пандемия коронавируса, люди острее и эмоциональнее реагируют на информацию, что требует особой аккуратности и дисциплины от журналистов. Как обезопасить себя и свою редакцию от обвинений в тиражировании фейков и нагнетании обстановки? Как, рассказывая о распространении инфекции, позаботиться о сохранении конфиденциальной информации, в частности, о личных данных пациентов? Чем подобные ошибки грозят журналистам и как их избежать?

Об этом в ходе вебинара для российских медиа рассказала директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

Она подчеркнула, что в нынешних условиях любая опубликованная информация, которая касается темы коронавируса, может оказаться в центре внимания и стать общественно значимой. Включая сведения о числе заболевших, принимаемых мерах, оснащенности больниц, методах лечения, лекарствах и так далее. Поэтому сейчас как никогда важно тщательно проверять информацию, прежде чем выносить ее на публику.

[Читайте также: Что нужно и чего нельзя делать при освещении тем COVID-19]

Чем рискуют журналисты при освещении темы коронавируса?

В российском законодательстве предусмотрена ответственность за распространение ложной информации, за публикацию персональных данных и вторжение в частную жизнь, а также за разглашение медицинской тайны. Это влечет за собой наказание разной степени тяжести: от административных штрафов и блокировок материала или всего ресурса до уголовной ответственности для автора публикации.

Риск №1. Признание публикации фейком

Как отмечает Галина Арапова, это главный и самый серьезный риск, с которым могут столкнуться журналисты, освещающие тему эпидемии. 1 апреля 2020 года в России вступил в силу новый закон, который ввел уголовную ответственность за распространение фейков. До этого действовали только административные наказания в виде штрафов и блокировок.

Что считается фейковой информацией о коронавирусе?

Самого термина fake news в российских законах нет, речь идет о намеренной дезинформации по общественно значимому вопросу, которая создает угрозу негативных последствий. Например, может угрожать жизни и здоровью людей, общественному порядку и безопасности. Или должна существовать возможность, что такая неверная информация может помешать работе объектов жизнеобеспечения. А в соответствии с Уголовным кодексом это понятие еще шире: намеренное распространение ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности людей, или "о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств".

В категорию фейков чаще всего попадают материалы, которые могут вызвать панику, расходятся с официальными сводками в худшую сторону (например, по числу заболевших), говорят о неэффективности принимаемых мер, об отсутствии (нехватке) ИВЛ, антисептиков, лекарств, медперсонала; о методах лечения или лекарствах, которые на самом деле не помогают.

Например, журналист написал, что во время эпидемии во всех магазинах города закончилась гречка, и люди бросились раскупать продукты. Если в этом случае журналист преувеличил проблему или и вовсе опубликовал недостоверные факты, при этом информация вызвала панику у населения и может нанести урон отрасли, журналист и редакция рискуют получить штраф.

Как пояснил в своем постановлении Верховный Суд, для наказания необязательно, чтобы вред был уже нанесен, достаточно "реальной общественной опасности".

Чем грозит:

  • За распространение ложной информации, которая может нанести потенциальный вред, обычным пользователям грозит штраф от 30 тыс. до 100 тыс. рублей; журналистам и редакторам – от 60 тыс. до 200 тыс. рублей; СМИ – от 200 тыс. до 500 тыс. рублей. Могут также изъять компьютер или планшет, c которого публиковался фейк (Кодекс административных правонарушений (КоАП), статья 13.15, часть 9).
  • Статью или сайт могут заблокировать. Генпрокуратура может принять решение о блокировке публикации, а затем направить требование о блокировке в Роскомнадзор, который дает СМИ 24 часа на самостоятельное удаление фейка. Если этого не случится, материал или весь ресурс могут заблокировать.
  • Если из-за публикации фейка нанесен вред здоровью человека, то штраф для распространителя – от 700 тыс. до 1,5 млн рублей либо лишение свободы на срок до трех лет (Уголовный кодекс (УК), статья 207.1). Для СМИ и других организаций – от 1,5 до 3 млн рублей (КоАП).
  • Если распространение ложной информации повлекло смерть человека, то штраф от 1,5 млн до 2 млн рублей, либо лишение свободы на срок до 5 лет (УК). Для СМИ и других организаций – штраф от 3 до 5 млн рублей (КоАП).

Причем неважно, какой был выбран канал передачи информации – будь то мессенджер, социальная сеть или сайт СМИ. Генпрокуратура неоднократно признавала фейками информацию в различных источниках – например, на сайте "Эха Москвы", в Twitter и Telegram, а также на Youtube и на других платформах.

Риск №2. Вмешательство в частную жизнь или разглашение персональных данных

Публикации на тему эпидемии нередко касаются личных историй людей. Рассказывая о конкретном человеке, журналист должен взвесить все за и против: найти баланс между общественным интересом и необходимостью уважать неприкосновенность частной жизни.

Что относится к персональным данным?

Это любые сведения, по которым можно идентифицировать человека: ФИО, паспортные данные, ИНН, СНИЛС, место работы и должность, сведения об образовании, имуществе и здоровье, семейное и социальное положение, а также изображение человека с указанием, например, его ФИО (подробнее об этом вы можете узнать в статье ​"СМИ vs Роскомнадзор. Как сделать журналистский материал и не нарушить закон о персональных данных?" на сайте Центра защиты прав СМИ).

Чем грозит:

Разглашены ли данные, в каждом конкретном случае решает Роскомнадзор.

Просто так раскрывать сведения о человеке без его согласия нельзя. Важно, чтобы эта информация не была чрезмерной, не была представлена подробнее, чем нужно для целей публикации, и на ее публикацию были веские причины, связанные с защитой общественного интереса.

Например, если вы пишете о заболевшем, то не стоит лишний раз сообщать, сколько у этого человека детей, из какой страны и когда он или она приехали. Ведь нет гарантии, что человек заразился коронавирусом именно там, следовательно, важность этой информации сомнительна, а ее публикация может рассматриваться как вторжение в частную жизнь человека.

Галина Арапова напоминает, что срок исковой давности составляет три года, то есть человек имеет право подать в суд на издание в течение трех лет с момента, когда он или она узнали о публикации.

Кроме того, защита частной жизни действует и после смерти человека. Закон дает возможность родственникам, пережившему супругу, детям и родителям защитить частную жизнь умершего, подав иск в его интересах.

Риск №3. Разглашение медицинской тайны

Это профессиональная тайна, и в первую очередь она накладывает ответственность на врачей, медперсонал и даже фармацевтов. Публикуя полученные от врачей сведения о пациентах, журналисты тоже несут ответственность в случае разглашения медицинской тайны. Журналист может разглашать информацию о здоровье человека без его согласия только в исключительных случаях, когда этого требует общественный интерес (п. 5 ст. 49 Закона о СМИ).

Что такое медицинская тайна?

Это сведения о самом факте обращения за медпомощью, результатах анализов, диагнозах, состоянии здоровья человека.

Чем грозит:

  • За разглашение медицинской тайны в прессе – штраф до 5 тыс. рублей для журналиста. 
  • Возможен иск о вмешательстве в частную жизнь от самого гражданина с требованием компенсации морального вреда и удаления сведений.

Предположим, СМИ написали, что депутат Н. заразился коронавирусом, при этом у него есть сопутствующее заболевание – диабет. Если из материала понятно, о каком депутате идет речь, это явное разглашение медицинской тайны и вмешательство в его частную жизнь.

Такую информацию можно публиковать только при условии, что человек сам сообщил журналисту эти сведения для публикации или выложил эту информации в широкий доступ в социальных сетях (ст. 152.2 ГК РФ).

Если же никакой значимости в информации нет – она не затрагивает широкий общественный интерес, – то и публиковать ее не стоит.

[Читайте также: #CoveringCOVID: 6 рекомендаций по борьбе с дезинформацией]

Как снизить риски при работе над материалами?

Галина Арапова рекомендует следовать главным правилам:

  1. Проверяйте все данные о коронавирусе, которые публикуете. В самом материале важно продемонстрировать, что вы провели хороший фактчекинг, а не просто где-то услышали информацию.
  2. Если вы пишете со ссылкой на надежный конфиденциальный источник, это еще не гарантия, что против вас точно не возбудят дело. Если вы не до конца уверены в информации, укажите, что не претендуете на достоверность, преподносите информацию в виде вопросов, предположений, а не как утверждение о факте. Потому что ответственность наступает, именно когда вы подаете недостоверные сведения как достоверные, причем умышленно.
  3. Покажите, что у вас не было умысла распространять дезинформацию и вы со своей стороны сделали все, чтобы убедиться в том, что информация верна: ссылайтесь на факты, доказательства, на другие публикации, статистику, аналогичные случаи, описанные в социальных сетях и так далее.
  4. Обязательно сохраняйте конфиденциальность источника, который анонимно поделился с вами информацией – это охраняемая законом профессиональная тайна журналиста (ст. 41 Закона о СМИ). Помните, что раскрывать его вы можете только по требованию суда. Чтобы у читателя не возникло предположения, что вы выдумали информацию, так и укажите в материале: у вас нет сомнений в доверии этому источнику, но вы не можете рассказать, кто передал вам эту информацию, из-за угрозы безопасности для этого человека и его близких.
  5. Не публикуйте имена пациентов с подозрением на коронавирус (или уже зараженных) без их согласия, не называйте их национальность, сопутствующие диагнозы, а также данные о тех, кто с этими людьми контактировал, информацию о родственниках, если только это не требуется для защиты общественного интереса.
  6. Ссылка на официальный источник – не гарантия. Не публикуйте всю информацию, содержащуюся в сообщениях властей или других официальных заявлениях. Нередко из-за ошибки и человеческого фактора даже в таких документах может быть избыточная информация, которую нельзя было разглашать. Зарегистрированные СМИ в этом случае защищены, однако различные информационные порталы без регистрации СМИ, сайты некоммерческих организаций могут привлечь внимание Роскомнадзора.

Если у вас возникли юридические трудности при освещении темы распространения коронавируса, обращайтесь в Центр защиты прав СМИБолее подробную информацию на эту тему можно найти на сайте "Право на информацию в эпоху коронавируса".

____________________________________________________________________________________________

Анастасия Папандина – журналистка из Москвы и редактор по социальным медиа русской версии IJNet.

Источник верхней фотографии – Tyler Franta, лицензия СС сайта Unsplash.