"Мы – Иван Голунов": уроки беспрецедентной истории

АвторИрина Ли
Jun 19, 2019 в Журналист месяца
Golunov

Дело Ивана Голунова стало самой обсуждаемой новостью в России, а реакция на преследование специального корреспондента веб-сайта "Медуза" – беспрецедентным для России проявлением журналистской солидарности. Голунова задержали в Москве во время встречи с коллегой-журналистом. Ему предъявлялось обвинение в сбыте наркотиков. Спустя шесть дней его отпустили и сняли все обвинения. Чему же эта история может научить журналистов?

Необходима огласка

Согласно данным правозащитной организации "Репортеры без границ", Россия занимает 149-е место в рейтинге свободы прессы. Поэтому вопросы цензуры для страны остаются одними из самых острых. И резонанс вокруг этого дела говорит, насколько оно важно для российского общества.

Об аресте Голунова стало известно 7 июня. Его подозревали в незаконном сбыте, хранении или пересылке наркотиков. Известно, что в России по подобным обвинениям часто сажают "неугодных" государству людей, включая журналистов и правозащитников. По словам Голунова, преследование было вызвано его последним расследованием о связях силовиков из УФСБ по Москве и области с бизнесом ритуальных услуг.

Ведущие издания России – РБК, "Ведомости", "Коммерсант", Forbes, "Сноб", "Новая газета" – активно освещали все события вокруг дела и публиковали обращения в защиту Голунова, требуя справедливого и прозрачного расследования: в этот раз выступающие с заявлениями СМИ были не только передатчиками информации, но и ньюсмейкерами. Они писали обо всех нестыковках и нарушениях, допущенных полицией.  

Кроме того, издания начали давать ссылки на расследования задержанного журналиста – общественность еще раз вспомнила, как Голунов разоблачал коррупцию, в частности – в правительстве Москвы и похоронном бизнесе.

Дело стало настолько освещаемым, что не смогли промолчать даже государственные телеканалы, лайфстайл и глянцевые издания, которые разместили на главных страницах своих сайтов баннеры со словами "Мы Иван Голунов".

Важность печатной прессы

Скриншот посвященной реакции СМИ на арест Голуннова статьи Русской службы "Би-би-си"Скриншот опубликованной Русской службой "Би-би-си" статьи, посвященной реакции СМИ на арест Голунова. 

10 июня три деловых издания – РБК, "Ведомости" и "Коммерсант" – вышли с одинаковой первой полосой "Мы (я) Иван Голунов" и опубликовали совместное заявление. Это событие стало поистине беспрецедентным в истории российских СМИ.

Это был важный шаг, ставший самостоятельным заявлением: тиражи исторических номеров в тот день раскупили за считаные часы, позже люди использовали газеты как плакаты на пикетах. Кроме того, поскольку считается, что в Кремле читают именно печатные версии газет, это был еще один способ для медиа "достучаться наверх".

По словам Елизаветы Голиковой, одного из руководителей объединенной редакции РБК, совместное заявление трех изданий было вызвано желанием обратить внимание на системную проблему – фальсификацию дел, связанных с наркотиками. "История с Голуновым оказалась столь выпуклой, поскольку там совпало сразу несколько факторов – огромное число вопросов к тому, КАК произошло задержание и арест, зафиксированное профессиональным сообществом; общая напряженность информационного поля после нескольких резонансных дел; поляризация общества, которая сейчас находится на достаточно высоком уровне", – отметила она.  

Общественный резонанс

Через два дня после задержания Голунову заключение под стражу заменили на домашний арест. По словам адвоката Дмитрия Джулая, представлявшего интересы Голунова в суде, по таким делам подобное решение – редкость. "Если бы не такой огромный резонанс, поддержка коллег-журналистов, освещение всех нарушений, возможно, ничего и не получилось", – прокомментировал он.

Специальный корреспондент "Би-би-си" Андрей Захаров также думает, что общественный резонанс сыграл свою роль: "Конечно, это отчасти повлияло. Многие знают Ваню лично, другие его читали, третьи возмутились многочисленными нестыковками в деле".

Медиаэксперт, член правления всемирной организации издателей WAN-IFRA Василий Гатов считает дело Голунова уникальным. "Первая особенность – в самом Иване и в его работе. Журналист-расследователь, который рискует ввязываться в убойные, в прямом и переносном смыслах этого слова, темы – редкая птица в краях оставшейся российской журналистики. Вторая особенность – это общее состояние российского медиарынка, прижатого к стенке государственным вмешательством практически во всем, от фактической цензуры в государственных СМИ до экономической удавки для независимых", – объяснил он.

Спустя день после выхода газет с одинаковыми полосами и на четвертый день домашнего ареста уголовное преследование Голунова было прекращено в связи с недоказанностью его участия в преступлении.

Адвокат Ивана Голунова Сергей Бадамшин поблагодарил всех в своем телеграм-канале: "Спасибо всем за оказанную поддержку. Это — ВАША победа". "Это результат беспрецедентной международной кампании журналистской и гражданской солидарности", – говорится в совместном заявлении генерального директора и главного редактора проекта "Медуза" Галины Тимченко и Ивана Колпакова, председателя совета директоров "Новой газеты" Дмитрия Муратова, основательницы ресурса The Bell Елизаветы Осетинской и Сергея Бадамшина.

Что же делать российскому журналисту, если он считает, что его задерживают незаконно? На этот вопрос ответил Дмитрий Джулай, адвокат правозащитной организации "Агора", представлявший интересы Голунова в суде:

  • В первую очередь необходимо заранее познакомиться с каким-нибудь адвокатом и запомнить его телефон наизусть. По закону подозреваемый имеет право на один телефонный разговор на русском языке не позднее 3 часов с момента его доставления в орган дознания или к следователю. При этом это должен быть именно разговор, а не звонок. Если человек не дозвонился, то не считается. Лучше потратить этот звонок на то, чтобы связаться со знакомым адвокатом.
  • Если вам отказывают в праве связаться с адвокатом, как было в деле Голунова, я не советую отказываться от подписи протокола. Лучше в графе "замечания к протоколу" указать, что с данным протоколом вы не согласны, он не соответствует действительности и вам было отказано в возможности связаться с адвокатом.
  • Если сотрудники полиции пытаются провести следственные действия с адвокатом по назначению, необходимо сказать им (и в первую очередь адвокату), что у вас заключено соглашение с другим адвокатом и что если приглашенный адвокат продолжит участвовать в следственных действиях, то вы подадите на него жалобу в адвокатскую палату на основании решения совета ФПА, запрещающего адвокатам по назначению принимать поручение на защиту, если у доверителя заключено соглашение с другим адвокатом. Дисциплинарное наказание за нарушение указанного решения – вплоть до лишения статуса адвоката.

_____________________________________________________________________________________

Ирина Ли - журналист-фрилансер из Москвы, специализируется на освещающении тем технологий и медиа.

Источник основной фотографии Trending Topics 2019, лицензия СС сайта Flickr.