Важные цитаты: что мы знаем о вирусе спустя 6 месяцев после первой вспышки? Часть 2

АвторJennifer Dorroh
Jul 15, 2020 в COVID-19 Reporting
Coronavirus coverage

Это вторая часть статьи об организованном ICFJ вебинаре, в котором приняла участие вирусолог из Колумбийского Университета Анджела Расмуссен. Вела вебинар старший вице-президент ICFJ Шерон Мошави.

Расмуссен рассказала о том, что современная наука знает о коронавирусе, и поделилась советами с журналистами. Первую часть статьи читайте здесь.

 

О коллективном иммунитете

Расмуссен считает, что термин "коллективный иммунитет" неправильно используется во время пандемии. "Прежде этот термин использовался только в контексте вакцинации. Мы никогда не достигали коллективного иммунитета к эндемическим заболеваниям, – сказала она. – Люди болели оспой в течение многих веков. И коллективного иммунитета к ней не было. Мы смогли достичь такого иммунитета и справиться с этим вирусом во всем мире только с появлением вакцинации".

"Эту стратегию [попытку получить коллективный иммунитет] опробовали в Швеции, и она даже не принесла ожидаемых экономических выгод, – сказала Расмуссен. – Поэтому я считаю, что людям нужно действительно хорошо подумать, что они делают, прежде чем говорить другим: "Мы можем достичь коллективного иммунитета, просто дав всем возможность переболеть". 

Об использовании масок и о том, почему официальные лица в системе здравоохранения не спешили советовать их носить

"В марте у нас не было таких же, как сейчас, доказательств того, что вирус передается воздушно-капельным путем, – сказала она. – В начале марта было опубликовано исследование, которое показало, что ношение масок действительно может снизить как минимум количество распространяемых капель.

Я думаю, что руководство Центров по контролю и профилактике заболеваний США и ВОЗ было сосредоточено на том, чтобы у работников медицинских учреждений было достаточно средств индивидуальной защиты".

По словам Расмуссен, сегодня "достаточно доказательств того, что маски могут служить защитой от распространения вируса, поэтому мы все должны взять за правило их носить".

"В общественных местах я всегда как минимум ношу маску, – сказала она. – Но я не забываю и о других предосторожностях. Я продолжаю соблюдать социальную дистанцию и стараюсь выходить из дома только в тех случаях, когда это действительно необходимо".

О том, защищают ли маски, сделанные из хлопковой материи, тех, кто их носит, а также окружающих

"Здесь многое связано с размером частиц и тем фактом, что они в основном состоят из воды. Если вы выдыхаете в такую маску, эти капли задерживаются на очень близком расстоянии от вашего лица, – пояснила Расмуссен. – И, вероятно, любые вирусы, прилипшие к этим каплям, останутся на внутренней поверхности маски. Если вы носите ту же самую маску, и кто-то дышит на вас, то капли остаются на внешней поверхности маски. Через некоторое время вода в этих каплях начнет испаряться – и такие маски к тому же обычно сидят не очень плотно".

Расмуссен сравнивает вирус, проникающий через такие маски, с "мячиком для гольфа, пролетающим через сетку". "Если эти капли успевают испариться, существует вероятность, что вы можете вдохнуть вирус. Но мы на самом деле не знаем точно, каков риск в этой ситуации. Мы не можем оценить его в процентном отношении", – сказала она.

О необходимости дальнейших исследований

"Мы еще до конца не знаем, какие виды тканей и клеток в теле инфицируются, – сказала она. – Этот вирус вызывает действительно совершенно разные симптомы. У некоторых людей он проходит совершенно или почти без симптомов. А другие умирают, и симптомы при этом тоже довольно сильно различаются".

Советы журналистам, освещающим темы COVID-19

"Я не могу предлагать советов в области, в которой не разбираюсь, потому что вижу, какой вред приносит мизинформация, – сказала она. – Если ваш редактор настаивает, чтобы вы опубликовали что-то, не делайте этого, пока полностью не уверены во всех деталях. Если вы не уверены, что история, рассказанная в вашем материале, правильно отражает действительность, не соглашайтесь на публикацию и старайтесь найти нужных экспертов".

Если источники вашей информации не обладают экспертными знаниями в нужной области, Расмуссен советует спросить, не могут ли они порекомендовать нужных экспертов: "Таким образом вы сможете поговорить с независимыми экспертами, не участвующими в исследовании или в выпуске пресс-релиза, о которых вы рассказываете.

Для меня важно понять вещи, которые находятся за пределами области моих знаний. Я могу даже просто искать в твиттере эпидемиологов или экономистов – специалистов в области здравоохранения, антропологов или других людей, специализирующихся в областях, отличных от той, в которой работаю я. Такие люди могут помочь разобраться в сложной проблеме".


Источник верхней фотографии – Adam Nieścioruk, лицензия СС сайта Unsplash.